Перейти к содержимому

Фотография

ЗСЛ и создание Новых пород


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 9
  • Зорян
  • 63
  • 103 сообщений
  • Пол:Мужчина
Отправлено: 13 Май 2019 - 13:13

Коллеги, партнёры, друзья, давно идёт разговор о том, что внутри породы Западносибирской лайки созданы большие группы лаек, отличающиеся от Западносибирской лайки и по экстерьеру, и по охотничьим качествам, и по поведению.

        Возможно я чего-то не знаю, но не приводится механизм выделения этих больших групп в отдельные породы.

       Что предлагается в этой теме?

1.Описать черты собак, отличающихся от Западносибирской лайки. Сформулировать название групп и характерные черты.

2.Выработать механизм создания Новых породных групп и выделения их в Новые породы.

        Для начала обсуждения темы предлагается выделить несколько Новых групп собак:

+ «Кабанья, травильная» - для травли кабанов;

+ «Спортивная» - для состязаний по подсадным видам: кабан, медведь, барсук и другие;

+ «Медвежья» - для охоты на медведя.

 


  • 1

  • Синцов Максим
  • 1307
  • 4 736 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Омск
Отправлено: 13 Май 2019 - 13:36
Утопитическая тема. Только если просто поболтать.

  • 3

  • Зорян
  • 63
  • 103 сообщений
  • Пол:Мужчина
Отправлено: 14 Май 2019 - 09:22

Важным для понимания "Что такое Западносибирская лайка?" - статья Николая Борисовича Полузадова

 

Западносибирская лайка – какой ей быть? – Полузадов Н.Б.

Российские специалисты-собаководы еще в прошлом веке обратили внимание на высокие охотничьи качества лаек, используемых населением северных таежных окраин России, и на необходимость сохранения этих собак.
С освоением северных окраин России исчезла географическая и хозяйственная изоляция таежных районов и снизилась экономическая значимость охотничьего промысла для местного населения. В результате при вольном содержании собак стала наблюдаться быстрая метизация разнотипных лаек и засорение их другими породами и завозимыми беспородными собаками. В южной части распространения лаек наблюдалось даже исчезновение аборигенных собак. К северу лайки еще выполняли важную роль в хозяйственной деятельности местного населения и метизация их шла замедленными темпами. Там наблюдался жесткий отбор лаек по их применению. Однако при безнадзорном содержании собак какая-то часть их неизменно несла в себе крови ездовых, оленегонных и уральских лаек.
Позднее, когда индустриализацией были затронуты многие районы Севера, исчезновение лаек и их засорение наблюдалось почти повсеместно. Это обусловило необходимость создания заводских пород. В 1947 г. Всероссийским кинологическим совещанием был принят принцип географической классификации отечественных лаек. Формирование заводских пород охотничьих лаек по этой классификации было намечено проводить за счет слияния местных, близких, отродий охотничьих лаек в пределах определенных географических зон.
В 1949г. был составлен временный стандарт на четыре породы лаек: карело-финскую, русско-европейскую, западносибирскую и восточносибирскую, который в 1952 г. был утвержден Кинологическим советом Главохоты РСФСР на первые три породы и оставлен временным на восточносибирскую лайку.
Формирование западносибирской лайки началось практически задолго до решения Кинологического совета о создании породы. При этом в основном использовались лайки древнего происхождения: хантейская (остятская) и мансийская (вогульская), вывезенные в разное время с Среднего и Северного Урала и с северо-западной части Сибири. Эти отродья находились в относительно одинаковых условиях и имели много общих черт. Они были преимущественно среднего и ниже среднего роста, с мягким, покладистым характером, незлобным к человеку, но обладали очень высокой страстью к охоте, феноменальной ориентацией на местности, жизнестойкостью в суровых условиях, неприхотливостью к качеству и количеству пищи. У них были очень хорошо развитый густой подшерсток при жестком прямом остевом волосе и характерная «щетка» между пальцами лап.
А. А. Ширинский-Шихматов (1895 г.), М. Дмитриева-Сулима (1911 г.) и другие исследователи мансийских и хантейских лаек относили их по росту к средним собакам, но в цифрах указывали их рост в пределах крупных собак, не отмечая, какая верхняя точка ими бралась при измерении. По-видимому, величины роста, приводимые этими лайковедами, вошли в первый стандарт — стандарт 1925 г., где приводится средний рост для обеих половых групп: мансийской лайки — 60—63 см, хантейской — 63—64 см. Однако можно с уверенностью считать, что эти величины не относятся к росту собаки в холке. Видимо, это были величины от какой-то другой верхней точки. В дальнейшем этот приведенный средний рост дал повод некоторым кинологам относить мансийских и хантейских лаек к крупным собакам.
Впервые рост хантейских и мансийских лаек в холке приводился в официальном стандарте 1939 г., который подтверждал, что эти собаки в общей своей массе относятся к небольшим и средним. По этому стандарту минимальный рост в холке у хантейских и мансийских лаек составлял: у кобелей — 50 см, а у сук — 48 см при среднем росте в холке у мансийских лаек: у кобелей — 52 — 57 см, у сук — 50—55 см и соответственно у хантейских: у кобелей — 54— 60 см, у сук — 52—56 см. Этот рост в холке, указанный в стандарте 1939 г., следует брать за основу. Он обсуждался и принимался целой группой уважаемых кинологов того времени на кинологическом совещании, а впоследствии был утвержден официально. Хотя, возможно, и в этом стандарте средний рост в холке у кобелей хантейской лайки несколько завышен за счет измерения метисного поголовья в пойме реки Оби.
Ради объективности следует упомянуть данные, опубликованные Ф. Ф. Крестниковым в 1932 г. Приведенные им величины не укладывались ни в какие понятия и труднообъяснимы. По его мнению, рост в холке у собак вогульского типа равен 60—64 см, остятского — 62—66см. Здесь, видимо, произошла ошибка, возможно, из-за измерения метисного поголовья не только с охотничьими лайками, но и с ездовыми и другими крупными собаками. Не исключена возможность и обобщения измерений с так называемой «уральской лайкой», широко используемой в те времена золотопромышленниками. Это была крупная, с грубой головой, сильная помесная собака, которая применялась для охраны предпринимателей, а также как подсобная тягловая сила, и только отдельные экземпляры, имевшие склонность к охоте, потреблялись дополнительно для промысла крупного зверя и соболя на Урале. В начале 50-х гг. текущего столетия при сплошном обследовании охотничьих собак у промыслового населения мною было осмотрено в бассейне реки Оби и в устье Иртыша, в пределах Ханты-Мансийского округа, более 2,5 тыс. охотничьих собак, среди которых я не встречал таких переростков. В 50-х гг. на Урале встречались крупные собаки, потомки и помеси с «уральской лайкой» и с ездовыми собаками, которых было трудно спутать с мансийской или хантейской лайкой. Встречались в единичных рыбацких поселках, расположенных у поймы среднего течения р. Оби и нижнего течения р. Иртыша, очаги довольно крупных в общей массе лаек, но рост в холке у этих лаек не превышал 60 см.
Рост собаки — один из отличительных признаков лаек разных направлений: охотничьих, ездовых, оленегонных. Для охотничьей лайки тех мест, в угодьях почти с повсеместным высоким мшистым покровом и с весьма большой заболоченностью, средний и ниже среднего рост собаки был оптимальным для преследования и розыска диких животных. Такой рост позволял собаке оставаться легкой, достаточно сильной и быстроходной в наиболее продуктивный, промысловый период, в первой половине сезона охоты, а хорошая защищенность пальцев лап «щеткой» увеличивала площадь опоры, не говоря уже о защите от механических повреждений. Несмотря на возможность более длительного зимнего использования крупных собак, последние в целом значительно проигрывали в продуктивности собакам со средним ростом из-за худшей проходимости в мшистой и болотистой местности. Рост охотничьих лаек тех мест ограничивался и возможностями прокорма, так как народности лесной зоны Севера никогда не жили богато и их собаки большую часть времени находились на очень скромной диете, питаясь в основном отбросами и подножными кормами. Особенно жесткий естественный отбор наблюдался в годы неурожаев на промысловые виды животных и мышевидных грызунов. В такие годы в первую очередь гибли крупные собаки.
Потомки хантейских и мансийских лаек, унаследовав высокие охотничьи качества, быстро завоевали признательность охотников-любителей и промысловиков. В результате поголовье заводского разведения за короткий срок численно возросло и широко распространилось по лесной зоне России и Ближнего зарубежья, заняв в десятки раз большую территорию, чем прежде. Центрами разведения западносибирских лаек стали Москва, Екатеринбург, Санкт-Петербург, Киров, Новосибирск и другие города России. Все это позволило уже к концу 70-х гг. считать; что заводская порода западносибирской лайки находится на подъеме. Однако с 80-х гг. кинологи и биологи начали отмечать признаки деградации породы. Стали появляться особи с затухающими охотничьими качествами, с нехарактерными признаками для исходных отродий. В настоящее время растет численность крупных собак, работающих только по одному или двум видам, чаще по копытным (в основном по кабану). Появились лайки с коротким поиском, плохой верховой слежкой, недостаточной вязкостью и ловкостью, со слабыми голосами, допускающие длительные перемолчки во время облайвания, а отдельные из них становятся излишне злобными к человеку. Среди крупных лаек стали встречаться особи, потерявшие свойство высокой усвояемости пищи, превратившиеся в обыкновенных прожорливых собак. В экстерьерном отношении происходит значительное укрупнение роста в породе, на выставках и выводках резко сократилось число блестких собак и редкостью стал косой разрез век, растет количество собак, обладающих бедноватым и бедным подшерстком.
Все это вызвало обеспокоенность кинологической и охотничьей общественности. В печати стали появляться статьи с призывами о необходимости восстановления местных отродий лаек, а отдельные «энтузиасты» начали вывозить «аборигенов» с Севера, не имея никаких сведений об их истинных предках, и приливать эти крови к заводской породе, не понимая того, что этим они только вредят породе, засоряя ее.
Что же происходит с породой?
Мы считаем, что отрицательное в породе появилось в основном в связи с недостаточным вниманием к искусственному отбору при ее ведении в связи с необоснованным увлечением отбором по одному из признаков — по росту, что и привело к генетическим изменениям.
Потомки хантейских и мансийских лаек, попав в новые угодья, встретились и с новыми объектами охоты и получили хорошую, постоянную обеспеченность кормами. Угодья с мшистым, заболоченным покровом в большей части заменялись твердым грунтом, а мшистые болота — болотами с преобладанием травянистой растительности, часто с густыми зарослями в них тростника и других гигрофитов. В новых местах не стало условий, ограничивающих рост лаек. Снизились и требования к охотничьим качествам собак, по добыче пушных зверьков, а значит, была нарушена прежняя довольно устойчивая и эффективная система отбора охотничьих лаек. Кроме того, из-за высокой численности кабанов в южных и центральных областях России звери эти вышли чуть ли не на первое место в качестве объекта любительской охоты. Потребовалась крупная собака, способная ломиться через густые заросли тростника и задерживать зверя. Не последнюю роль сыграла и мода, когда стало престижно иметь рослую защитницу владельца и членов его семьи. Этим грешили и многие эксперты-кинологи. Так в породе накапливалось значительное количество рослых особей, что и способствовало неоднократному пересмотру стандартов с изменением их в сторону увеличения роста.
Последнее повышение в стандарте роста западносибирской лайки было утверждено в 1981г., когда вместо пределов роста в холке у кобелей 52—60 см (стандарт 1952 г.) стали считать нормальным рост 55—62 см, у сук — вместо 50—58 см 51—58 см, кроме того, была изменена и трактовка порока о росте, согласно которой пороком стали считать отклонения от указанного роста в холке по стандарту более 2 см. Таким образом, верхний предел роста у кобелей фактически сразу был поднят на 4 см, что позволило экспертам, поклонникам крупных собак, присваивать отличные оценки за породность и экстерьер кобелям ростом 64 см, сукам — 60 см, ссылаясь на пропорциональность сложения, и ставить таких собак на первые места в рингах. Типичные же лайки лучшего экстерьера, но меньше ростом, не выходящие по росту из пределов существующего стандарта, ставились на последние места. Не являются редкостью и случаи, когда эксперты со спокойной совестью снижают оценки лайкам только за то, что их рост находится около нижнего предела.
Изменение минимального роста лаек привело к выбраковке лаек, относящихся к среднему и частично к среднему росту, а увеличение верхнего предела роста и преклонение перед рослыми собаками обеспечили отбор собак крупного роста, которые не были характерны для исходных форм породы. Сейчас рост западносибирской лайки достиг, а в отдельных случаях превосходит по стандарту некоторых ездовых собак (аляскинский маламут — 59—64 см, сибирская хаски — 53—60 см, самоедская лайка — 46—56 см в холке и т. д.). Все это и обусловило появление собак со слабой или утраченной охотничьей страстью и другими пороками и недостатками, отмеченными нами выше.
На отрицательные последствия необоснованного увеличения роста лаек через стандарт в свое время указывали А. Т. и С. Д. Войлочниковы в своей книге «Охотничья лайка» (М., Лесная пром-сть, 1982).
Другие причины носят второстепенный характер и большей частью локальны. Естественно, что при современном состоянии породы, когда отбор пошел по признаку, нехарактерному для исходных форм, всякая заинбридированность будет только ускорять процесс деградации.
Сейчас, когда в породе накопилось большое количество лаек, особенно среди кобелей, имеющих рост на верхнем пределе, и переростков, вновь стали раздаваться голоса о необходимости увеличения роста в стандарте.
Нет спора, что для охоты на кабана и охот в зарослях тростника в центральной части России нужна крупная сильная собака. Однако нет никакой необходимости ради этого губить прекрасную породу, гордость российских кинологов и охотников, созданную для определенных зон. Для той же охоты на кабана можно подобрать любую другую породу, например дратхаара.
Если подходить объективно, то всем будет ясна необходимость обратить сейчас особое внимание на породу западносибирской лайки и признать, что неоднократное увеличение ее роста через стандарт без учета особых качеств ее исходных предков было ошибочным.
Нужно обратить особое внимание не только на ограничение роста западносибирской лайки, с приближением его к исходным величинам, но и на такие характерные и ценные признаки для охотничьей лайки, как ее универсальность с акцентом работы на пушного зверька, хорошая ориентация на местности, доброжелательность к человеку, типичный шерстный покров с типичной волосяной «щеткой» на лапах, наличие звонкого доносчивого голоса и высокой усвояемости кормов. На эти качества в последнее время почти никто не обращал внимания.
Если мы и далее не будем учитывать современное состояние породы и не организуем жесткий отбор, то в скором времени потеряем ценные охотничьи качества ее предков, превратим западносибирскую лайку в травильную собаку.

Н. Полузадов, эксперт-кинолог Всероссийской категории
“Охота и охотничье хозяйство” №6 – 1997


  • 1

  • Андреевич
  • 39
  • 75 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Балашиха
Отправлено: 14 Май 2019 - 09:58
Интересно про щётку на лапах. Думал всегда, что это почти у всех собак имеется.

  • 0

Сайт -  ZSL.SU


  • golikov-gi
  • Эксперт
  • 938 сообщений
  • Пол:Мужчина
Отправлено: 15 Май 2019 - 06:42

Коллеги, партнёры, друзья, давно идёт разговор о том, что внутри породы Западносибирской лайки созданы большие группы лаек, отличающиеся от Западносибирской лайки и по экстерьеру, и по охотничьим качествам, и по поведению.

        Возможно я чего-то не знаю, но не приводится механизм выделения этих больших групп в отдельные породы.

       Что предлагается в этой теме?

1.Описать черты собак, отличающихся от Западносибирской лайки. Сформулировать название групп и характерные черты.

2.Выработать механизм создания Новых породных групп и выделения их в Новые породы.

        Для начала обсуждения темы предлагается выделить несколько Новых групп собак:

+ «Кабанья, травильная» - для травли кабанов;

+ «Спортивная» - для состязаний по подсадным видам: кабан, медведь, барсук и другие;

+ «Медвежья» - для охоты на медведя.

ЧТО ИМЕЕМ НЕ ХРАНИМ  -  ПОТЕРЯВШИ ПЛАЧЕМ !!! НЕ СТОИТ ИЗОБРЕТАТЬ ВЕЛОСИПЕД !!! :rtfm:


  • 1

  • Зорян
  • 63
  • 103 сообщений
  • Пол:Мужчина
Отправлено: 15 Май 2019 - 07:03

По теме интересна статья эксперта Всероссийской категории В.О. Блаженкова

 

О породных качествах западносибирской лайки

Фото Марины Кузиной

Нередко в среде людей, небезразличных к западносибирской лайке, будь то эксперты или простые любители породы, обсуждается необходимость изменения стандарта породы. Эти обсуждения зачастую носят жаркий характер, особенно когда спорящие предлагают изменять стандарт в диаметрально противоположных направлениях. Но объединяются, чтобы устроить взбучку тому, кто считает, что стандарт и порода — это единое целое, а изменение стандарта меняет направление племенной работы с породой и в конечном итоге приводит к формированию новой породы.

Возникновение идей об изменении стандарта западносибирской лайки вполне закономерно. Как порода она очень пластична, хорошо приспосабливается к разным климатическим условиям и способам содержания, успешно используется для разных охот. Результатом этой особенности является возникновение внутри нее групп особей, имеющих характерные особенности экстерьера и рабочих качеств, удовлетворяющих потребностям практического использования представителей этой группы, но с трудом позволяющих отнести этих животных к породе. 
Возникает противоречие. Владельцы любят своих собак, считают их экстерьерные и рабочие особенности желательными, но, приходя на выставку и попадая в ринг квалифицированного и принципиального эксперта, испытывают шок, когда их собаки получают низкую оценку, либо оценку, ставящую их вне породы. Это противоречие проводит к рождению негативных эмоций у владельцев, склокам, попыткам уязвить эксперта и, у самых деятельных, желанию изменить действующий стандарт породы.

 

ADVERTISEMENT


Понимая, что стандарт — это, по сути, описание породы, обратимся к самому понятию — порода. Под породой понимают целостную группу животных одного вида, созданную трудом человека в определенных социально-экономических условиях, отличающуюся от других пород характерными признаками продуктивности, типом телосложения и стойко передающую свои качества потомству (Красота В.Ф. и Джапаридзе Т.Г., 1999).


Основными особенностями породы являются: общность происхождения, сходство между животными, численность поголовья, ареал, константность и изменчивость, полезность для человека.
Указанные факторы как признаки, определяющие породу, действуют только совместно. Например, общность происхождения не является консолидирующим породу фактором, если лайки живут в разных условиях и к их рабочим качествам предъявляются разные требования. Селекционная работа в направлении закрепления несвойственных западносибирской лайке качеств влечет за собой изменение конституции собак, изменяет тип их нервной деятельности, размывает породные маркеры, при этом ведет к утере характерных особенностей, в том числе и рабочих, характерных для породных представителей этой породы. 
Вернемся на несколько абзацев назад, к определению породы. Новая группа собак имеет все основания претендовать на то, чтобы стать новой породой. Рассмотрим еще один пример. Две породы, не связанные общим происхождением, например лайки и терьеры, попадают в сходные условия, им предъявляются сходные требования к рабочим качествам. От них требуют проявление бойцовых качеств. Атлетичные особи, которые обладают силой хватки, способностью терпеть боль, злобой к зверю, отбираются и активно используются в племенной работе. Из поколения в поколение меняется конституция собак, их поведенческие особенности. Какая задача, таков и результат. Одинаковая задача, сходный результат. Чему удивляться, если в итоге бойцы, произошедшие от лаек, похожи на бойцов, произошедших от терьеров, и не так уж похожи на представителей породы, от которой произошли. Стоит ли тут говорить о прилитии кровей других пород или лучше снять шляпу перед профессионализмом селекционеров, осознанно и планомерно выполнивших поставленную перед собой задачу?


В связи с вышесказанным хотелось бы обратить внимание на лаек белорусской селекции. Возможно, пришло время прекратить споры, приливал ли А.К. Борисенок к западносибирским лайкам собак других пород или нет. На мой взгляд, Александр Константинович успешно создал новую группу лаек со всем необходимым набором признаков, позволяющих расценивать ее как новую породу. Мы стали свидетелями исторического события и можем наблюдать рождение новой породы от западносибирской лайки. И, наверное, отпала необходимость сравнивать ее с лайками белорусской селекции в ринге или в поле как представителей одной породы. У каждой породы свой путь и свои поклонники. А точку должны поставить эксперты-породники на выставках высочайшего ранга. Вероятно, и на состязания, проводимые на территории страны, должны быть приглашены эксперты-породники, способные отличить одну породу от другой и отделить от них «дворняжек», пусть даже рабочих и злобных. По действующим правилам к испытаниям и состязаниям не допускаются собаки с оценкой экстерьера ниже «хорошо». Правда, здесь следующая проблема — поиски истины. Приближение же к истине возможно только через профессионализацию. Но это другая тема, где нужно порассуждать о «зрядоброй» (по Целолихину В.С.) экспертизе. Так мы можем иметь ситуацию, когда на площадку к зверю приведут дратхаара с документами западносибирской лайки, с оценкой экстерьера «очень хорошо» и со справками из неизвестного медицинского (даже не ветеринарного) учреждения, что уши не стоят в связи с повреждением на охоте.


Процесс формирования новых пород естественен. Это жизнь, и нет смысла этому противиться. Важно сохранить реальную породу, а не бороться против создания новых. Обсуждая процесс образования новой породы на базе западносибирской лайки, я не в коей мере не касаюсь вопросов бессистемного скрещивания лаек с волками или непроизвольное, но неизбежное получение непородных особей непрофессиональными заводчиками. И уже совсем обхожу стороной скрещивание (ибо разведением это язык не поворачивается назвать) в сугубо коммерческих целях с вытекающими из этих целей обманом и подлогами. Это тупиковые пути развития, которые не принесут пользы любимой нами породе.


А что такое настоящая породная западносибирская лайка? Это собака с неуемной охотничьей страстью и высокоразвитым ориентировочным инстинктом. Это собака с интеллектом, с широким поиском и вязкостью. Это собака, у которой злоба сочетается с инстинктом самосохранения и подкреплена ловкостью, которая способна выносить сложные климатические условия, неприхотлива в содержании, способна при многодневной охоте изо дня в день проявлять высокие охотничьи качества.


Сейчас же мы часто встречам собак без поиска, без ориентировочных реакций (без возврата и компаса — в простонародье), но они остаются у владельцев, так как приоритетом становится безумная злоба и наносящие страшный урон зверю, мощные хватки, при этом ни ловкость, ни интеллект не востребован и не в чести.


В рингах нередки собаки, ничего не имеющие общего с западносибирскими лайками. Попадаются все чаще собаки с изъеденными по окружности мошкой и избитыми осокой бульдожьими глазами, с широчайшим черепом, с бороздами неимоверной глубины, делящими вдоль на огромные доли череп собаки, морды собак с прямым обрезом, с толстыми губами. Это не наша порода, но эксперты как будто не замечают этого и сосредоточенно решают, какую оценку дать на основании стандарта западносибирской лайки. Может, стоит перестать бояться использовать термин «вне породы» и вернуть значимость оценкам экстерьера, когда «хорошо» это действительно хорошо и подтверждение возможности племенного использования собаки, а «удовлетворительно» свидетельствует о породности лайки, но лишает ее права на племенное использование не с целью нанести ущерб самолюбию владельца, а с целью сохранения породы.


Породные качества лайки отражены в ее самобытном породном облике, описанном в стандарте на породу. Сохранение этого облика — наша обязанность, долг перед всеми талантливыми людьми, создававшими и совершенствовавшими породу, дань уважения к породе западносибирская лайка.

Владислав Блаженков 28 сентября 2016 в 00:00


  • 5

  • Зорян
  • 63
  • 103 сообщений
  • Пол:Мужчина
Отправлено: 16 Май 2019 - 08:19

По теме полезна статья эксперта 1-й категории В.С. Журбина в журнале «Охота и охотничье хозяйство»  №12  2017г.

 

Лайка для охоты  или  травли?

 

 

        Этот материал основан на личных наблюдениях автора, рассказах очевидцев и размышлениях.

Поведение лаек и их потомков, привезенных из Европейской части России отличались от поведения охотничьих лаек  ещё в 80-е годы прошлого столетия. По этой теме много лет накапливался материал. В 3-ем тысячелетии получили развитие интернет, форумы охотничьих собак, базы данных, каталоги и другие источники информации. Это привело к многократному возрастанию скорости появления и распространения информации в охотничьем собаководстве. Это  позволяет наблюдать, обмениваться информацией и размышлять о лайках по всей России и за её границами.

        Как можно понимать происходящее в породе Западносибирских лаек? Большая часть лаек, как мы знаем из истории породы,   используется на традиционных охотах:  по пушным зверькам – соболю, кунице, белке, норке, колонку и другим; боровой птице – глухарю, тетереву; лосю и другим.

Исторически сложилось так, что пушнина считается валютой для обмена – это мягкое золото; также как и твердое золото – металл, жидкое золото – мёд. Боровая птица и лось добывались с лайкой для питания. Такова история породы.

        При этом в 90-е годы прошлого столетия произошли изменения не только в государстве. Всё больше и больше у владельцев лаек рос интерес к охоте на крупных зверей. При этом часть владельцев лаек считают, что показателем  «высшей степени охотничьей доблести» считается добыча медведя с лайкой. Охота – это занятие не публичное. Охота на медведя в общей массе охоты – редкость. И как же в такой ситуации демонстрировать «высшую степень охотничьей доблести»?  Оказалось выход есть: участие владельцев со своими питомцам в состязаниях по подсадным видам. Состязания по   подсадным медведю, кабану, барсуку многим владельцам  заменили охоту для реализации потребности в своей значимости, демонстрации  «высшей степени охотничьей доблести». Мы все понимаем, что реализация потребностей человека никакого отношения к лайкам не имеет. Полезно вспомнить и традиционные человеческие ценности: мудрость, справедливость, умеренность, стойкость и другие. Честолюбие у определённых владельцев становится главной ценностью:  победы в состязаниях по подсадным зверям, получение званий Чемпион. Можно предположить, что это в комплексе и породило развитие нового направления в охотничьем собаководстве -  «спортивных травильных лаек». Чем отличаются «спортивные травильные лайки» от охотничьих?      

 

        Чтобы это понять, надо поразмышлять, что означает понятие «охота с лайкой»?  Вариант первый. Это когда в небольшой участок леса запускаются несколько лаек и в течении нескольких минут собаки натыкаются на семью кабанов. Лайки отлавливают сеголетка…

Вариант второй. Когда в течении дня охотник проходит 20-40 километров, и не каждый день лайки находят, облаивают соболя или куницу или глухаря или лося. И не каждый облаянный зверёк, зверь или птица добыты.  Те кто охотится с лайками знают, что и поведение зверей и птиц также отличается. Если лайка в августе-сентябре подняла непуганый выводок глухарей, как поведут себя птицы?  Глухари могут взлететь и сесть на рядом стоящие деревья, в том числе низкорослые. Эти птицы легко выдерживают, сидят и не улетают при  облаивании. Этих глухарей легко обнаружить и отстрелять? А если в октябре глухари на лиственнице. Грибники-ягодники многократно тревожили птиц. Как будут вести глухари? Могут затаиться так, что обнаружить птицу будет сложно. Могут улететь при подходе. Зимой, когда лайка находит и облаивает глухаря на сосне, всё ещё сложнее…

Если лайки в небольшом участке леса облаивают лося, как поведёт себя зверь? Выйдет ли зверь из леса на чистое или вынужден держатся в небольшом участке леса? Если охота в сплошных лесных массивах и «лось настёган волками», как повёдёт себя зверь, будет ли стоять под лайками?

        Большая часть владельцев лаек – это энтузиасты-охотники, знают историю породы. Из истории известно,  что лайки до заводского разведения формировались в условиях жесточайшего отбора по охотничьим качествам. Благодаря этому в носителе наследственности ДНК были закреплены большое количество качеств собак. Перечислим некоторые: широкий поиск, сильное чутьё, сильная охотничья страсть к основным видам охотничьих зверей и птиц, ловкость, пространственная ориентация, злоба к диким зверям, интеллект, определенные границы роста, определённый тип телосложения, тип одежды, линии и формы головы, постав формы ушей, разрез посадка цвет глаз и многие другие. При этом надо подчеркнуть, что все эти качества взаимосвязаны и заложены в ДНК.

Что же произошло, как из охотничьих  были получены «травильные лайки»?  Чтобы на состязаниях по подсадным видам собаки получали дипломы высоких степеней и занимали высокие места, необходимо было развивать некоторые качества,  а практически только одно: кусать. Почему кусать? Это понятно всем – только кусающие собаки могли получить дипломы 1-й степени и стать чемпионом. Развитие только одного качества – кусать,  привело к потере других важных для охоты качеств: поиска, чутья, пространственной ориентации, охотничьей страсти к основным водам охоты - пушным зверькам, боровой птице, лосю и другим.

        В среде лаечников есть понимание, что сформированы «спортивные травильные лайки». Надо благодарить тех,  кто это сделал. Сейчас для пород лаек важным представляется следующий шаг: рассмотрение вопроса отделения «спортивных травильных лаек» от традиционных охотничьих лаек. Почему это надо сделать. Назову две основные причины. Первое. В селекции цели развития охотничьих лаек и «спортивных травильных» разные. Второе. Должна быть ясность для тех, кто приобретает вновь щенков: для охоты или спорта?   Сегодня же разобраться, какие лайки охотничьи, а какие спортивные сложно, даже специалистам. Многие владельцы приобретают щенков от получивших известность на состязаниях лаек. Надеются иметь надежного помощника на охоте. К сожалению, часто выращенные лайки становятся не пригодными на охоте собаками. Приобретая щенков от «спортивных травильных лаек» охотники теряют деньги и время.

Владимир Журбин – эксперт 1-й категории  по лайкам г.Екатеринбург


Сообщение отредактировал Зорян: 16 Май 2019 - 08:21

  • 2

  • Зорян
  • 63
  • 103 сообщений
  • Пол:Мужчина
Отправлено: 17 Май 2019 - 07:05

Интересен по теме материал эксперта Всероссийской категории В.Д. Речкина

 

Западносибирские лайки: вчера, сегодня, завтра… – Речкин В.Д.

 

«На Севере и северо-востоке России и в большей части Сибири это, конечно, самая древняя порода собак, столетиями не изменявшая своего типа, так как она могла скрещиваться только с такими же лайками. Следовательно, как порода, лайки во всех разновидностях стоят неизмеримо выше всех английских собак новейшей фабрикации»
Сабанеев Л.П.

Много тысячелетий тому назад предки лаек поселились рядом с человеком. Видимо вначале они помогали нашим пращурам охотиться, т.е. загоняли в ловчие ямы диких животных или ловили их. Совместные охоты позволили человеку приручить собаку. На долгом жизненном пути древняя собака видоизменилась, архетип рассыпался на множество пород, приспособленных в соответствии со специализацией, нуждами и прихотями человека. Расширилась сфера услуг собаки – она стала помогать пасти одомашненных животных, охранять жилище и т.д. Теперь и не заметишь в нежной левретке или могучем доге их дальнего предка. Но как бы то ни было, а все нынешние окружающие нас многочисленные породы собак выросли из одного корня – из древних шпицеобразных. Прямые потомки этого древнего субстрата, живой реликт ушедших эпох – собаки народов Российского севера: охотничьи, оленегонные, ездовые лайки.
На таежной равнине Западной Сибири, расположенной между Уральскими горами и Енисеем с помощью жесткого тщательного отбора, взвешенного подбора пар и эволюции сформировались хантыйские и мансийские отродья промысловых охотничьих собак, которые относятся к аборигенным (туземным, естественным). Здесь сохранились лишь те особи, которые способны не только выживать в суровых условиях и выводить жизнеспособное потомство, но и продуктивно охотиться. По сей день в потомке древних собак – западносибирской лайке — наименее выражены признаки доместикационности (одомашнивания). «Волчья псовина», стоячие уши, внимательный взгляд небольших глаз в резко-косом разрезе век, создают особый, звероватый облик, напоминающий облик молодого волка, а в купе с неизбывной охотничьей страстью и гармоничным сложением – это признаки дошедшей до нас из глубины веков собаки, спутника древнего человека. И лишь закрученный «бубликом» хвост отличает ее от диких предков.
Бытует мнение, что формирование аборигенных пород (отродий) лаек происходило неосознанно, в силу обстоятельств, а не под воздействием продуманной селекции, отбора производителей и подбора пар. Согласно этому распространенному мнению вязки собак происходили стихийно, во время « собачьих свадеб». Из полученных от стихийных вязок щенков и выбирались пригодные для охоты, а остальные жестко отбраковывались, т.е. уничтожались. Между тем очевидно, что наличие различных пород (отродий), сохранивших свой тип в течение столетий, стойко передающих его потомкам, есть продукт не только эволюции, но и длительной культурной человеческой деятельности, а не хаотичного смешения. Для создания, разведения, содержания и использования высокоспециализированных групп животных, необходимо обладать, как культурными традициями вообще, так и зоотехническими навыками в частности. Аборигены Севера обладали и обладают в полной мере и тем и другим. Другое дело, что они не знали принятую у нас зоотехническую терминологию, а пользовались своей.
Отношение к собаке у народов Западной Сибири достаточно сложное, двойственное, порой противоречивое. С одной стороны, собака – это умное существо, способное как шаман видеть духов, которое имеет божественное происхождение: некогда было человеком и понимает человеческую речь. С другой стороны, собака – это некий злой дух во плоти, хотя и защищающий человека. Собаку нельзя бить, пинать, тем более – убивать, кормить грязной пищей. Относятся к ней уважительно, порой трогательно. На стойбище не пускают случайных приблудившихся псов. Пары подбирают по нескольким признакам, как внешнего (экстерьерного) характера, так и промыслового нрава. За щенком или взрослой собакой нужных промысловых достоинств едут очень далеко. Отбирают щенков по сумме примет (маркерных признаков), известных от отца, деда и передающихся из поколения в поколение, а не соответствующих этим признакам, плохо работающих собак отбраковывают (душат), с помощью посторонних людей или переводят в разряд хозяйственных, подпрягая их как тягловую силу к специальным нартам. От рабочих качеств лаек зависело не только благосостояние семьи охотника, но порой, и жизнь семьи, рода в целом. Поэтому аборигены Российского Севера (ханты, манси, селькупы, лесные ненцы, кеты, эвенки и т. д.), русские промышленники высоко ценили своих собак. Берегли их пряча от «худого глазу» и не рассказывали о лучших собаках никому. А уж если приходилось продавать, менять питомца, то цена за добрую лайку никогда не была ниже стоимости быка или лошади.
Основными окрасами хантыйских и мансийских лаек были белый палевый волчий и пегий. Черный окрас встречался редко и, скорее всего, был привнесен зарянскими (коми) и/или лайками с Енисея. Мало того, что такие лайки, по мнению аборигенов, пугают зверя и с ними можно охотиться только на птицу и медведя, но и появление черной собаки в пауле (поселении), у манси считалось признаком приближающего мора, эпидемии, и т.е. вестником грядущих несчастий. Почти не встречался и был нетипичным ярко-рыжий (огненный) окрас лаек.
Даже из приведенных здесь скудных свидетельств мы видим, что аборигенное население Севера обладало основными зоотехническими знаниями и навыками. Налицо содержание, кормление, отбор и подбор по сумме хозяйственно–полезных признаков. В наличии и бесценный продукт народной селекции – западносибирская лайка. Только недостаток печатной площади не позволяет подробно осветить основную часть культурных традиций туземного собаководства. Но в том , что они были и есть, нет никакого сомнения.
Таким образом, к началу ХХ века первые Российские кинологи-селекционеры получили в свои руки высококачественный продукт культурной деятельности своих северо-восточных соседей. На основе имеющегося племенного материала был написан первый стандарт (идеал) западносибирской лайки, дошедшей до нас с небольшими изменениями и дополнениями. Он был написан с лучших аборигенных уральских лаек, гармоничность красоты и функциональность экстерьера которых не вызывала никаких чувств, кроме восхищения. Позднее в действующий стандарт вносились изменения, дополнявшие его по качественным признакам, соответствующим хантыйским и мансийским отродьям лаек. Древние промысловые отродья были объединены в одну породу, как по географическому признаку, так и потому, что были сходными по облику и специализации, а различались в малосущественных деталях экстерьера. Этот период и стал первым этапом формирования породы.
Активной породообразующей деятельностью, расширением ареала обитания и применения можно обозначить второй этап в жизни западносибирской лайки. Ныне породы широко известной, признанной многими международными федерациями, имеющей богатую историю и современный стандарт. Стоит отметить, что в период породообразования тогдашние кинологи внимательно изучали опыт предыдущих поколений, заботливо и скрупулезно стремились не отойти от стандартизированного типа.
Понимая неразрывную связь между структурой, функцией органов и жизнедеятельностью организма собаки, а, следовательно, ее работоспособностью – продуктивностью. Бурный рост количественного состава породы не повлиял на ее качественный уровень. Активно происходил процесс обмена племенным материалом. Лучшие производители Урала и Западной Сибири использовались в племенной работе московского очага. В свою очередь вывозились на «родину» потомки лучших «москвичей». От них произошло много выдающихся производителей составляющих предмет гордости Урала и Сибири. Как работниками государственных питомников (Шершевский. Войлочниковы), так и квалифицированной общественностью (Григорьев, Ушакова, Полузадов и др.) осуществлялся перекрестный контроль над поголовьем. В прессе и на кинологических совещаниях анализировались его количественные и качественные показатели, делались своевременные выводы, вносились изменения в руководящие документы. Все эти мероприятия позволили удержать породу в рамках стандарта и общей однотипности. Конечно западносибирские лайки в чем-то отличались друг от друга. Собак кировского питомника легко можно заметить среди лаек уральской или московской селекции по экстерьерным признакам или рабочим задаткам. Но эти различия соответствовали зоотехническим канонам были обусловлены сложившимися в породе линиями и семействами, а также специализацией в работе по тем или иным видам дичи. Можно сделать вывод, что на тот период времени порода западносибирской лайки сформировалась в количественном и качественном отношении и находилась под строгим контролем квалифицированных специалистов, т.е. происходило нормальное ее развитие. Этот период достаточно полно описан и проанализирован, а мы обратим свое внимание на третий — современный этап в жизни породы и ее стандарта. На то, как мы распорядились имеющимся у нас продуктом культурной деятельности многих поколений неизвестных туземных заводчиков, русских промышленников и кинологов прошлого поколения. Перестройка и реформирование всей системы Российской государственности с конца 80-х годов и по настоящее время отразились и на охотничьем собаководстве в целом и на лайководстве в частности. Самоликвидировались или отошли от нормальной работы все питомники лаек бывшего СССР. Лайководство вышло из-под налаженного государственного контроля и по сей день контролируется работой различных общественных институтов (РФОС, РОРС, и т.п.) Так называемая демократизация общества, конечно, высвободила инициативу и творчество значительных слоев рядовых граждан. Было организовано множество клубов и обществ любителей западносибирской лайки. Владельцы собак получили неограниченный выбор для племенного использования своих питомцев. Возросла информированность и специалистов и любителей. Резко усилился обмен племенным материалом. Не стало никаких препятствий, кроме финансовых, для поездки на вязку с известным производителем, возросло общее количество проводимых полевых и выставочных мероприятий. Не счесть числа полевым состязаниям, моно- и межпородным выставкам регионального, межрегионального, общероссийского и даже интернационального, международного масштаба. На фоне перечисленных положительных изменений мы наблюдаем и отрицательные тенденции развития породы: в настоящее время в породе западносибирских лаек сформировалось два типа сложения, два направления в селекции, существенно разнящихся между собой. Условно говоря, «старый» или стандартный и «новый» тип западносибирских лаек средней полосы России – лайки укороченного формата, со слабо выраженными рычагами, которые шагом идут суетливо, движения энергичные, но «связанные», при малейшем ускорении галопируют. Собаки азартные, но, порой, холеричного темперамента, работать они начинают рано, рано и дважды в год текут, к восьми годам катастрофически стареют. Много прожорливых лаек. Редкими стали белый, палевый и волчий окрас. Зато много ярко-рыжих (огненных) собак. Напрашивается вывод о то, что обширная часть породы западносибирской лайки уходит от первоначального, исконного ее типа и превращается в группу травильных шпицеобразных собак. А это не может не волновать!
Ранее, когда положение было значительно лучше, это подметили Н.Б.Полузадов и И.Д.Перельмитер. Они отмечали два направления в породе и хотели оба типа записать в действующем стандарте. Все их предложения неоднократно и бурно обсуждались в прессе. Мнения были различные, от категорического неприятия позиции авторов, до полного согласия. В чем же дело?
Стоит все-таки утверждать, что существуют два основных направления в селекции, два подхода к ведению породы. Лайки с каждым годом все сильнее разнятся между собой психически, фенотипически, быстротой созревания, суммой хозяйственно полезных признаков. Так, лайки московского очага в массе своей значительно отличаются от действующего стандарта, замыкают экстерьерные ринги всех крупнейших выставок последних лет. Некогда сильнейший в любом отношении кинологический центр сегодня находится на задворках, становится периферией современного лайководства. По крайней мере – по экстерьеру. Хотя, судя по официальным рапортам, все идет нормально. Часть действующих экспертов, пытаясь объяснить разительные перемены в экстерьере лаек московской селекции, говорят, что придерживаются более крепкого, якобы «хантыйского» типа лаек, ставшего уже мифическим. Зачастую это говорят те эксперты, которые и мансийскую и хантыйскую лайку и ее владельцев никогда не видели, а читали что-то, где-то про это, да и то давно. По незнанию или недосмотру или неверно трактуются основополагающие понятия типов сложения, когда взамен крепости приходит грубость и даже сырость, что вовсе не свойственно всем без исключения породам лаек, не говоря уж о хантыйской. Не свойственны западносибирским лайкам рельефные линии головы с заметной «прилобиной», а вкупе с сырой или грубой сложкой, психикой «без тормозов» — это ли не признак сырого вырождения!
Шурупов И.И. считал, что главная причина отхода современных лаек от первоначального исконного типа, в том, что лайки московского очага многократно инбридированы. Полузадов Н.Б., в свою очередь, писал о сложном формировании породы; о том, что активно использовались производители не желательного типа и даже «шавки»; что дело в неправильной селекции, забытых важных породных признаках (хорошая усвояемость пищи, рост, темперамент и т.д.), а остальные причины не существенны и, зачастую, локальны. Любая нормально развивающаяся порода, это единое целое, состоящее из множества особей, одинаковых по знаковым (маркерным, индикаторным) признакам. При правильном ее развитии любые отклонения индивидуумов заметны и гасятся массовыми показателями. Но это при сбалансированной системе! А если не обращать внимания на маркеры? Если группа особей, имеющая отклонения от стандарта, «в силу вещей» выходит на первый план в селекции, а маркеры уже забыты? Очень важно для любой заводской породы, в том числе, западносибирской лайки, неразрывная цепь породных признаков. Рост, тип сложения, темперамент и т.д. и т.п.- все это звенья одной цепи, а потеряв одно из звеньев, мы рискуем потерять всю цепь. Под влиянием непривычного кормления, иных климатических условий, одностороннего непродуманного отбора по «рабочим» качествам, без учета особенности экстерьера и конституции, организм лаек выводится из эволюционного гармоничного взаимоотношения с окружающей средой обитания, рвутся установившиеся тесные корреляционные связи. Увлекаясь ложными идеями, забыв основные маркерные признаки при отборе, ориентируются только на сиюминутные интересы (популярность, финансовую выгоду ит.п.), подбирают пары по принципам далеким от селекции. А в результате – ослабление конституции животных и, как следствие, грядущее вырождение и гибель породы.
Одна из бед сегодняшних селекционеров в том, что они отвергли, отбросили как ненужный хлам постулаты таежных селекционеров-охотников и старых лаечников. Трудно найти другую область зоотехнии, связанную с рабочими животными, где бы проявлялось такое небреженье к ее канонам, к опыту поколений, как современное лайководство. Повлияло еще и то, что за последние годы по разным причинам ушла из жизни целая когорта блестящих специалистов, талантливых селекционеров, авторитетных заводчиков. В Свердловском регионе умерли Полузадов Н.Б., Толкачев О.В., уехал Целолихин В.С., некоторые кинологи отошли от дел. Казалось бы, нужно беречь оставшихся ветеранов, прислушиваться к ним! Но вместо этого, по невнятным причинам выводится из бюро секции лаек эксперт Насыров Г.З., добросовестно отработавший там свыше 20-ти лет. В тоже время среди обилия молодых экспертов что-то незаметно специалистов подобного уровня по выставочной, а уж тем более по полевой работе!
Прервалась связь поколений! Отсюда и неквалифицированная кинологическая работа – судейство «по хозяину», «я так вижу», тривиальный страх дать достойную оценку малопородной собаке – меня «не поймут», неправильное толкование некоторых внутрипородных типов и, наконец, — бессистемный селекционный отбор и подбор только по степени известности производителя. Беда еще и в том, что установлены ложные ориентиры в направлении продуктивности лаек, что увлеклись испытаниями и состязаниями по подсадному барсуку, вольерному кабану и привязанному медведю. Такие мероприятия, несомненно, зрелищны и привлекают собаководов иллюзией охоты на зверя. У всех на слуху клички ряда полевых чемпионов по зверю, так и не постречавшихся в природе с ним, но считаюшиеся медвежатниками. Стоит напомнить, что подсадные виды испытаний (по старому – пробы), придуманы нами и существуют лишь для предварительной оценки работоспособности собаки и ни в коем случае не должны заменить проверку в поле, следовательно, не должны влиять на ее дальнейшее племенное использование. О каком чутье лайки может идти речь, если ей ставят задание найти дурно пахнущего зверя на расстоянии не более 200 метров! Какая же это «вязкость» и «выносливость», если испытания длятся 15-30 минут! Какая это «злобность», если новые «медвежатники» лупят и лупят хватки по стоящему или сидящему зверю, не делают их в «угон», при этом умудряясь попадать под удары инфантильного зверя! Благодаря акценту на подсадные виды испытаний на первый план, в элиту племенной работы, выходят лайки со слабым чутьем, прямолинейным поиском, холеричным темпераментом, т.е. травильные собаки, «злобачи», «спринтеры», от которых не требуется стабильной длительной работы. Во главу угла зачастую ставится скороспелость, ранняя по подсадному (травильному) зверю и видам, попутным для промысла. Нередко наблюдаются особи, имеющие в младшей и средней возрастных группах целый набор из дипломов первой степени по этим видам, которые получают на выставках медали высоких достоинств, плодятся, составляя «лже-элиту». На выставках неоднократно встречались суки из Смоленска, которые имели уже в средней возрастной группе 3-4 классных потомка и попадали в элиту. В то же потомки эти собак, попадающие в другие регионы, показывают невнятную работу при весьма и весьма посредственном экстерьере. Какая же это «элита» при таком потомстве?
Азартная, увлекающаяся масса рядовых охотников, неглупые заводчики стремятся не отстать от лидеров, доказать, что их потомки «не лыком шиты», добывая своим питомцам немыслимое количество разнообразных дипломов, стремясь к вожделенному титулу «Элита-Чемпион». Все бы ничего, но владельцы таких «чемпионов» стараются провести изменения в действующий стандарт, бонитировку, правила полевых испытаний, смотря на все «сквозь уши собственной собаки». Происходит это в силу уже названных причин — отход от положений действующего стандарта или полное небреженье к важным породным признакам, непродуманная селекция, зачастую ориентированная на ложные приоритеты.
В этой статье ни в коей мере не хотелось бы очернить всю работу нынешних селекционеров европейской части России и превознести лаек любого другого региона. По всей стране работают высококвалифицированные специалисты, фанатики своего дела, знающие породу не понаслышке. Речь идет о другом! При работе с породой необходимо учитывать ее истоки, историческое развитие, современное состояние. Время идет, меняются подходы к охоте с лайками, формируются новые внутрипородные типы, отличающиеся от изначальных, аборигенных, в чем-то их превосходящие, в чем-то уступающие. Но исторически сложившийся, стандартный тип западносибирских лаек не архаизм, требующий мичуринских прививок нового, а идеал, доставшийся нам от предков, но в массе нами так инее достигнутый. Нам есть что улучшать и что совершенствовать, но благодаря стандарту (идеалу) породы и опыту прошлого, а не вопреки им. Открыв глаза от старых идеологических догм, мы бросились в объятья Запада как бедные провинциальные родственники. И уже ощущаем себя не могущественной передовой державой, а варварской периферией Европы. Глазея на новые идеалы , мы по варварски обходимся с собственным достоянием. Поместив эпиграфом, высказывание уважаемого охотоведа и кинолога Л.П. Сабанеева я хотел бы напомнить потом, каким мы обладаем сокровищем – западносибирской лайкой. Не хотелось бы потерять наше достояние, нашу гордость!

В.Д. Речкин, эксперт–кинолог Всероссийской категории, Член Всероссийской комиссии по группе пород «лайки»
Конференция «Современные проблемы охотничьего собаководства», ВНИИОЗ, Киров, 2004г.


  • 1

  • Зорян
  • 63
  • 103 сообщений
  • Пол:Мужчина
Отправлено: 20 Май 2019 - 06:57

По теме интересный материал И. Шурупова

 

Западносибирские лайки: московская группа. – Шурупов И.

 

Западносибирская лайка — молодая отечественная порода охотничьих собак — приобрела у любителей нашей страны за сорок лет своего существования особую популярность. В последние тома ВРКОС западносибирских лаек внесено значительно больше, чем представителей любой другой породы. Растущая популярность породы объясняется ее разносторонними качествами: добрым, веселым нравом, привязанностью к хозяину и его семье, простотой содержания и неприхотливостью.
Становление породы началось после 1947 г., когда были узаконены стандарты на разновидности охотничьих лаек. Первые стандарты на лаек были приняты не в 1939 г., как сообщают П. А. Беляев (1957) и А. П. Мазовер (1979), а значительно раньше. Они были утверждены в 1925г. на 1-м кинологическом съезде Союзохотцентра (Союз охотничье-промысловой интегральной кооперации). На этнографической основе выделялись зырянская, карельская, вогульская, остяцкая, вотская (вотяцкая) и самоедская лайки.
Пионеры отечественного заводского лайководства, не имея современных представлений о генетике, но располагая богатым опытом, природной наблюдательностью и любовью к охотничьим собакам, хорошо понимали роль знания истории породы для дальнейшего ее совершенствования. «Чтобы понять и оценить настоящее — нужно знать прошедшее» — применительно к селекции охотничьих собак писала М. Г. Дмитриева-Сулима (1911), замечательная женщина-охотник и собаковод.
Сейчас традиционно считают, что западносибирская лайка создана путем слияния в основном двух аборигенных отродий: мансийских (вогульских) и хантыйских (остяцких) охотничьих собак. Это утверждение не соответствует действительности. Важную роль в становлении западносибирской лайки сыграла московская группа собак. До Великой Отечественной войны в Москве и столичной области благодаря активной работе энтузиастов — профессора С. Н. Боголюбского (первый председатель подсекции любителей лаек), затем И. И. Вахрушева, А. В. Федосова и других охотников-лайководов — была сформирована группа высокопородных лаек. Лучших из них удалось сохранить в тяжелые годы войны. Этим мы обязаны И. И. Вахрушеву и некоторым его соратникам.
Неоценимую роль сыграло и то обстоятельство, что в Подмосковье были расположены два питомника собак, где велась целенаправленная работа с лайками, отобранными из многочисленного аборигенного поголовья: центральный питомник Министерства обороны, больше известный под названием «Красная Звезда», и питомник ВНИО (затем ВНИИЖП, в настоящее время ВНИИОЗ в г. Кирове). Из Москвы и ее области за 40 лет существования породы вывезено около 15 тысяч породных щенков с документами о происхождении в разные концы страны, в том числе и в промысловые районы. В настоящее время ежегодно отсюда в другие области вывозится не менее 800 щенков. Региональные питомники по разведению лаек, принадлежащие разным организациям, также укомплектовывались в большей или меньшей степени «московскими» собаками.
Значительное количество западносибирских лаек, проявивших себя в Москве, вывезено в другие области взрослыми. Там они оставили заметный след в породе: ч. Найда, 117/л; ч. Фомка Ю. Е. Казенова; ч. Музгар 1118, ч. Джой 1123; Илим 1131; ч. Малыш 1157; ч. Амур Мурманского п-ка зверосовхозов, бывший А. Н. Терехова; Малыш II Новосибирского п-ка Главохоты РСФСР; Тумай Пермского ООиР; ч. Тим 1810 и многие другие (цифрами указаны номера ВРКОС).
Теперешние племенные группы западносибирских лаек во всех крупных кинологических центрах в большей или меньшей степени несут в себе кровь родоначальников породы из Москвы. В этом нетрудно убедиться, проанализировав происхождение собак из других регионов страны. Следовательно, очень важно для дальнейшего ведения и развития породы знать, из какого материала создавалась московская группа западносибирских лаек.
Наряду с мансийскими (вогульскими) и хантыйскими (остяцкими) собаками в становлении породы участвовали коми (зырянские) лайки: Соболь Ш. А. Исаева, затем И. С. 3ажилова; Тузик 78/л Ш. А. Исаева, затем Г. А. Леонова; Бублик I М. А. Глебова; Музгар п-ка ВНИО и др.
Много споров среди лайководов Москвы велось в свое время вокруг Орлика 83/л И. С. Зажилова (полная кличка «Арго-Орлик»), Он считался вывезенным из Перми и имел трехколенную родословную. Если его истинное происхождение и родословная идентичны, то нужно признать, что он внес в московскую группу лаек гены уральских и удмуртских лаек. Свердловские кинологи в 40-е годы имели стандарт на уральскую лайку, но не считали ее самостоятельным аборигенным отродием, а «промежуточным типом вогульско-зырянско-остяцкой разновидности».
Происхождение Орлика вызывало сомнение у московских любителей. По свидетельству авторитетных и опытных лайководов тех лет, кто неоднократно видел этого кобеля, по внешним признакам его можно было отнести к западносибирским лайкам. Но он был крупным по тем временам (приблизительно 63 см в холке), имел отличающееся от лаечного строение головы: маленький, круглый, утопленный глаз, большие с мягкими хрящами уши. В работе был скупоголос, у него отсутствовала вязкость. Несмотря на требование части членов бюро секции любителей собак об исключении Орлика из племенной работы, этого не сделали, и он оставил после себя много потомков, большинство из которых было малопородно и непригодно для племенного использования. Они были очень злобны к людям и в то же время флегматичны, охотничий инстинкт у них часто отсутствовал. И лишь немногие из них выделялись хорошим экстерьером, например Кай 106/л С. А. Клюгина. Затем при вязках с зарекомендовавшими себя в поле суками они давали частично рабочих потомков (по сведениям Беляева, 1957).
В дальнейшем, в начале 70-х годов, почти все производители этой линии были исключены из племенного пользования. Но и до сих пор многим потомкам Арго-Орлика свойственны злобность к людям, нетипичная для лаек, и некоторые экстерьерные недостатки и пороки. Многие давние московские любители лаек считали, что этот кобель был помесного происхождения. Автор данной статьи в свое время неоднократно пытался выяснить у И. С. Зажилова истинное происхождение Орлика, однако Иван Степанович постоянно уходил от прямого разговора. Но он не отрицал, что в послевоенное время проводились эксперименты по гибридизации лаек с немецкими овчарками и австралийскими собаками динго с целью привить первым злобность к крупному зверю.
В подтверждение некоторых моментов, высказанных выше, хочется привести выдержку из статьи ленинградских кинологов М. П. Альтшуль и О. С. Русакова (1971): «…среди наших западносибирских лаек лишь немногие хорошо работают по белке. Возможно, это вызвано чрезмерным использованием при племенной работе линий Кая 106/л (владелец А. С. Клюгин, Москва) и Снежка (владелец К. Ф. Барышников, Рига), не обладавших рабочими качествами». Напомню, что Кай 106/л — сын Орлика 83/л.
Ханэуле Л. В. Ушаковой, широко вошедший в породу через ч.Урчалу 1/л И.И. Вахрушева, вывезенного с юга Красноярского края, московские любители не могли отнести ни к одному из известных в то время типов лаек и называли его «монгольской лайкой». Он имел большие, мягкие, широко поставленные уши со слегка закругленными вершинами, которые в зависимости от физического состояния кобеля то поднимались, то пригибались вперед. Кобель имел саблеобразный хвост, который он держал полувертикально. Руководители племенной работы в породе должны знать, что Ханэуле был лайкоидом.
При формировании современной московской группы многократно использовались эвенкийские лайки (Тонторук Якутского п-ка Заготживсырья, Дымка Л. К. Шейнина, Кыкса Е. Е. Сыроечковского, Тунгус В. П. Радина, Лапчик П. Н. Константинова, Карел п-ка «Красная Звезда» и др.). Первые две собаки происходили из Якутии, Кыкса и Тунгус — с севера Красноярского края, Карел — из Прибайкалья, Лапчик — из Иркутской области.
Огромную и еще не оцененную роль в становлении породы сыграл несправедливо, а может быть, и умышленно забытый эвенский (ламутский) кобель Дюмнар 26/л М. Г. Волкова, вывезенный в 1944 г. из поселка Аянка Пенжинского района Камчатской области. Второй эвенский кобель Тваян того же владельца оставил менее значительный след в породе через Кучукана 88/л.
Изредка среди московских собак появляются особи, по внешнему виду копирующие современных карело-финских собак, но размера, соответствующего западносибирской породе. Анализ их родословных приводит к суке неизвестного происхождения по кличке Белка охотника В. И. Цыганкова из Сандовского района Тверской области. В этой области проживает значительная часть населения карельской национальности. Возможно, в этом кроется секрет происхождения Белки В. И. Цыганкова.
К сожалению, в становлении западносибирской лайки участвовали и собаки других пород. Через Ойру 3/л А. Беляева и ее сына ч. Соболя 42 л в породу попали гены оленегонных лаек. И до сих пор изредка от чистопородных московских собак рождаются длинношерстные, лохматые особи.
Таким образом, в становлении западносибирской лайки участвовали несколько аборигенных отродий и собаки других пород. Но ради справедливости необходимо сказать, что в ее формировании ведущую роль играли производители, относящиеся к мансийским и хантыйским отродьям (следующая статья автора будет посвящена производителям — родоначальникам породы).
Использование потомков Дюмнара 26/л в племенной работе показало, что они помимо породных признаков эвенских охотничьих лаек несут в себе наследственность ездовых собак народов северо-востока России.
Разнообразие исходного материала в первые два десятилетия создания породы дало гетерозисные поколения. Это были сильные физически и физиологически особи, иногда блестящие по экстерьеру, с богатым генофондом. Те из них, которые обладали охотничьим инстинктом, показывали хорошую работу. Такое положение дало повод «отцам — основателям породы» заявить о ее создании и исключить из селекции еще многочисленное аборигенное поголовье. В те годы расхожим, искусственно культивируемым, было мнение, что аборигенные лайки в чистоте не сохранились, и работать нужно только с заводскими линиями собак.
Спустя 30 лет, в 1989 и 1990 гг. мне дважды довелось побывать в Ханты-Мансийском национальном округе. До сих пор и у охотников-промысловиков, и у местного населения, некоторая часть которого все еще ведет традиционный образ жизни, сохранились чистокровные ханты-мансийские лайки. К сожалению, их немного (сведения, полученные от охотников и рыбаков). Работникам охотничьего хозяйства Западной Сибири необходимо разыскать и использовать этот бесценный племенной материал для обогащения генофонда заводского поголовья западносибирских лаек.
Некоторые районные общества охотников Тюменской области (Нефтеюганское в частности) уже несколько лет ведут эту благородную работу.
Вернемся к московской группе собак. В результате непрофессионального ведения породы, отбора производителей не по их породным и рабочим качествам, а зачастую по степени именитости и «способностям» их владельцев, самая многочисленная заводская популяция западносибирских лаек стала постепенно деградировать. Зарождение этого процесса в начале 70-х годов отметил доктор биологических наук Я.С. Русанов (1976). Однако его предостережение осталось без внимания со стороны неквалифицированных руководителей секции любителей лаек. Свою отрицательную лепту в этот процесс вносили многие малограмотные и беспринципные эксперты, щедро раздававшие отличные оценки за экстерьер и породность даже тем собакам, которые имели явно выраженные пороки.
В настоящее время в Москве и Московской области зарегистрировано более двух тысяч западносибирских лаек. По формальным показателям состояние московской группы собак превосходно: почти 1/8 из них имеют отличные оценки за экстерьер и половина дипломирована на полевых испытаниях. Фактическое же положение таково, что лишь 1/10 часть поголовья заслуживает высшей оценки за породность. Отличной оценки удостаиваются даже те собаки, которые имеют дисквалифицирующие порочные признаки (желтый, зеленый, серый цвет глаз, круглую форму глаза, прямой разрез век, коричневые тона в окраске и др.). Кроме этого, московские представители породы несут в себе большое количество недостатков, которые крайне нежелательны для породы: крупный рост, рыхлость и сырость конституции, склонность к ожирению, неполнозубость и др. За два года руководства племенной работой в секции западносибирских лаек (1988— 1989 гг.) пришлось видеть четырех лайкоидов, родившихся от чистопородных производителей (возврат к исходным формам). В работе собак все больше проявляется недостаточная вязкость.
По моему глубокому убеждению, из тех двухсот кобелей первого класса и класса «элита», которые имеют формальное право участвовать в селекционной работе, лишь пятнадцать — двадцать особей заслуживают его.
Приведенные факты говорят о том, что процесс деградации московской группы лаек, о начале которого предупреждал пятнадцать лет назад Я. С. Русанов, прогрессирует.
Причины этого лежат в непрофессиональном ведении селекции и сильной заинбридированности группы. По сравнению с другими породами охотничьих собак, лайки выгодно отличаются тем, что имеется возможность проследить их происхождение до конца.
Анализ происхождения четырех московских производителей разных по фенотипу и относимых к различным племенным линиям: Белада 4950, Аяна 5559, Тунгуса 6109, Дина 6282/лзс по четырем основным родоначальникам породы, дал следующие результаты (см. табл.).

Одновременно идет инбридинг и кросс на перечисленных выше нечистокровных представителей, вошедших в основание московской группы. С каждым новым поколением число общих предков удваивается. При таком положении и при малограмотном ведении породы неизбежен возврат к исходным формам (лайкоидам и малопородным особям) и генетический брак (порочная окраска собак и их глаз, нарушения в зубной системе и др.).
Приведенный анализ происхождения московских производителей по четырем основателям породы дает право сделать несколько важных выводов.
Первый — при такой заинбридированности группы ни о каком линейном разведении не может быть и речи. Возможен только строгий грамотный индивидуальный подбор пар по фенотипичным признакам, препотентности производителей, их рабочим качествам и потомству.
Второй — в племенном секторе должны работать исключительно биологически грамотные люди, а всех случайных (которых в настоящее время слишком много) нельзя допускать к селекционной работе.
Третий — крайне необходимо прилитие московским западносибирским лайкам, да и не только московским, свежей крови, желательно совершенно посторонней — аборигенной.
Четвертый — все крупные секции любителей западносибирских лаек, особенно Урала и Западной Сибири, должны сосредоточить свои усилия на поиске породных аборигенных лаек и восстановлении старых линий, представители которых сравнительно редко встречаются в родословных современных собак.
Со своей стороны, автор данной статьи подготовил служебную записку на имя председателя кинологического совета Росохотрыболовсоюза А. А. Улитина о необходимости изучения состояния породы в целом по России, выявления лучших племенных производителей и на основе квалифицированного анализа ведения селекционной работы на территории России с привлечением лучшего оставшегося аборигенного поголовья.
Руководство Росохотсоюза и Кинологического совета в принципе согласно с необходимостью ведения такой работы.

И. Шурупов, член Кинологического Совета Росохотрыболовсоюза, кандидат биологических наук
“Охота и охотничье хозяйство” №8 – 1993


  • 0

  • Зорян
  • 63
  • 103 сообщений
  • Пол:Мужчина
Отправлено: 24 Май 2019 - 08:14

По теме интересен материал эксперта Владимира Журбина

 

«НА ОХОТУ ИЛИ К ПОДСАДНОМУ МЕДВЕДЮ»?

 

Началось новое тысячелетие. В каком направлении устремят развитие породы селекционеры? На охоту в тайгу, или на притравки к медведю, кабану? «Стратегия развития породы западносибирской лайки» - с такой темой прошла серия семинаров в

г. Екатеринбурге. Основной вопрос: «Охотничьи качества - приоритеты в развитии породы». Страсть, эмоции, полет мысли, общечеловеческие ценности - было все. При этом глобальный консерватизм, а может, стабильность в охоте с лайкой показали лаечники. Основные объекты охоты выстроились в таком порядке:

1. Белка

2. Норка, колонок

3. Лось

4. Куница

5. Соболь

6. Глухарь, тетерев

7. Барсук

8. Утка

9. Медведь

10. Енот

11. Кабан

 12. Рысь

Что мы видим в этом списке? На Родине западносибирской лайки, как 100 лет назад, основные объекты охоты те же. Важность этого события и его итоги переоценить невозможно! Именно понимание приоритетов в развитии породы сделает действия селекционеров осмысленными и, как следствие этого, успешными. Еще один блок вопросов, затронутых на семинаре, касался организации собаководческого дела. Показательным было напутственное выступление в начале семинара председателя Екатеринбургского ГООиР Николая Ивановича Карабута. Он сказал участникам семинара, что, во-первых, им необходимо учиться и самим учить других, а во-вторых, что секция Западносибирской лайки должна стать школой подготовки молодых экспертов. Основные организационные задачи, которые необходимо решать лаечникам, вытекают из проблем, высказанных на семинаре:

А. Люди инертны. Понимая напутствие Н.И.Карабута, необходимо научиться организовать дело так, чтобы была заинтересованность.

Б. Не слушают, не всегда понимают. Понимать - значит научиться не просить, а предлагать пути решения.

В. Не дают денег. Понимать - значит научиться зарабатывать деньги и научиться вкладывать деньги в развитие собаководства.

Г. Новое тысячелетие приносит и новую общероссийскую задачу - качество экспертизы. Как её решать? Были предложены несколько направлений решения:

1. Обучение.

 2. Рейтинговые испытания и выставки. Что нужно, чтобы реализовались замыслы лаечников? Евгении Андреевич Братухин, председатель правления Кировского областного общества охотников и рыболовов, на закрытии выставки «Лайки России» в г. Кирове в 2001 году пожелал: «Будьте богаты, станьте спонсорами».

Владимир Журбин эксперт по лайкам Фото автора На фото Шаля и Луна в Ивдельской тайге

3 Сентября 2002 года


  • 0


Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых пользователей

Интернет-приложение журнала БАЙАНАЙ  Сайт BestLaika.ru  Сайт oknarosta.ru Усиление сотовой связи, 3G/4G интернета. Антенны служебной и любительской связи. Дальний теле-радио приём.