Перейти к содержанию
Irbis

Статьи о прикусах

Рекомендуемые сообщения

Все статьи нашел на этом https://sites.google.com/site/laikarticles/ сайте.

 

 

ЕЩЕ РАЗ О НЕПРАВИЛЬНЫХ ПРИКУСАХ

 

Правила, регулирующие оценку охотничьих собак и их разведе­ние, почти на всех международных выставках предусматривают, что со­баки, имеющие отклонения от пра­вильного ножницеобразного прикуса (смыкание зубных аркад), подлежат выбраковке, т. е. или остаются без оценки, или получают самую низ­кую оценку — «удовлетворительно» и не допускаются к использованию в племенных целях.

 

Это положение, правильность и целесообразность которого издавна признавалось абсолютным большин­ством специалистов, ведущих прак­тическую селекционную работу с со­баками как в нашей стране, так и за рубежом, вошло в правила выста­вок, стандарты пород охотничьих со­бак, положения о племенной работе с ними, принятые после войны. Оно сохранилось во всех последующих редакциях этих документов. Кстати, в проспекте международной выстав­ки собак в Будапеште, проходившей в сентябре 1971 г., указано, что со­баки с неправильным прикусом на выставку не допускаются.

 

В 1968—1969 гг., в связи с заяв­лением группы лиц, в частности вла­дельцев собак, имеющих указанный порок, вопрос о необходимости и целесообразности борьбы с этим по­роком был обсужден Всесоюзным кинологическим советом МСХ СССР с привлечением широкого круга экспертов по охотничьим собакам, зна­токов различных пород, в том чис­ле учёных — биологов, зоологов, па­тологоанатомов и др., занимающих­ся разведением охотничьих собак и имеющих большой опыт селекцион­ной работы с ними. Абсолютное большинство специалистов, вновь поддержало необходимость выбраковки собак с неправильным прикусом. Итоги обсуждения были опублико­ваны в нашем журнале. Всесоюзный кинологический совет признал целе­сообразным сохранить это правило.

 

Поэтому большое удивление вы­звало появление в №7 журнала «Природа» за 1971 г. обзора под заголовком «Зачем мы бракуем хо­роших собак?» за подписью Н. В. Успенской, содержащего высказыва­ния эксперта второй категории И. И. Риэнича, собаковода Е. Г. Землянско го (создателя линии пойнтеров, но­сителей неправильных прикусов), за­ведующего лабораторией физиоло­гии и генетики поведения профессо­ра Л. В. Крушинского и члена-кор­респондента Академии наук Д. К. Бе­ляева, выступивших против выбра­ковки собак с этим пороком, за до­пуск их в племенное использование. Этот обзор необъективно и одно­сторонне излагает факты, в приво­димые в нем высказывания по су­ществу вопроса и селекционной ра­боты вызывают по меньшей мере недоумение.

 

В связи с этим я, как работаю­щий в собаководстве с 1924 г., в те­чение многих лет возглавлявший пле­менную работу в питомниках, при­нимавший активное участие в форми­ровании заводских пород лаек и в последние 15 лет участвовавший в руководстве племенной работой с охотничьими собаками в Московском обществе охотников, считаю своим долгом ответить на выступление «Природы», чтобы широкие массы охотников-собаководов нашей стра­ны были правильно информированы по этому вопросу.

 

При рассмотрении этого и других вопросов селекционной работы в со­баководстве обязательно надо учи­тывать их специфику. Она состоит в том, что почти все без исключения поголовье собак находится в руках отдельных охотников, не всегда об­ладающих должными знаниями в во­просах селекционной работы, в боль­шинстве случаев рассматривающих вопросы собаководства с точки зре­ния того, как они сказываются на лично им принадлежащих собаках, на возможности получения и реали­зации щенков от своей собаки, вне зависимости от интересов породы в целом, от ее будущего. Система оценки собак на выставках и испы­таниях, правила допуска их к племенному использованию в этих ус­ловиях служат факторами, ведущими селекцию охотничьих собак в нуж­ном направлении, а не в интересах отдельных заводчиков. В этих усло­виях постановка каких-либо экспери­ментов в области разведения невоз­можна, поскольку весь рождающий­ся молодняк реализуется опять-таки в частные руки в возрасте 30 дней. Родословные документы оформляют­ся обществами охотников и все пре­тензии на недоброкачественных щен­ков предъявляются обществам охот­ников. Это, естественно, вызывает необходимость регламентации разве­дения, в частности запрещение ис­пользовать в качестве производите­лей собак с такими пороками, как неправильный прикус, нестандартный окрас, висячие уши у лаек и т. п.

 

Причины, по которым современ­ная кинология считает неправильный прикус дисквалифицирующим поро­ком, следующие.

 

Во-первых, это не просто прояв­ление изменчивости, как например, более или менее грубая голова, мяг­кая спина, а явное уродство. Надо отметить, что в популяциях диких собачьих особи с неправильными прикусами встречаются единицами или вовсе отсутствуют, что, очевидно, объясняется элиминирующим воз­действием естественного отбора. Ав­тор просмотрел много черепов вол­ков разного возраста, добытых в разных местах, и не встретил ни одного отклонения от правильного ножницеобразного прикуса.

 

Во-вторых, как показывают ана­лиз родословных собак с неправиль­ными прикусами и наблюдения над случаями использования в качестве производителей собак с этим поро­ком, этот признак является строго наследственным и при этом по за­кономерностям, характерным для рецессивного признака, что вовсе не является чем-то новым, ранее не­известным. Имеющаяся кинологиче­ская литература, в том числе зару­бежная (см., например, изданную в Швейцарии в 1967 г. работу Э. Даглиша «Разведение собак» и работу К. Онштота «Разведение лучших со­бак», выпущенную в 1969 г. в Нью- Йорке, в которой показан рецес­сивный характер передачи этого уродства), и большой опыт, накоп­ленный советским собаководством, убедительно говорят об этом. Огуль­ное отрицание этого факта Л. В. Крушинским говорит о его незнании предмета.

 

В-третьих, состояние зубов и зуб­ной системы служит важным пока­зателем правильного развития орга­низма любого животного. Все формы неправильного прикуса влекут за со­бой нарушение правильного питания животного и преждевременное сти­рание зубов. Как указывает заведу­ющий кафедрой патологической ана­томии Воронежского ветеринарного нститута, эксперт республиканской категории по охотничьим собакам, профессор Н. 3. Обжорин, любое от­клонение в правильности зубной си­стемы служит предвестником пато­логических изменений в скелете животного. Кандидат биологических на­ук, эксперт первой категории И. М. Медведева, изучавшая этот порок у шотландских сеттеров, полагает, что уродства прикуса связаны с наруше­нием кальциевого обмена в организ­ме млекопитающих, который регули­руется деятельностью желез внут­ренней секреции, и таким образом это свидетельствует о нарушении их нормальной деятельности. При неправильности смыкания резцов про­исходит и смещение премоляров и моляров, которые в этом случае не входят в промежутки между эти­ми зубами противоположной челюс­ти, а совмещаются с ними, что вызы­вает их преждевременное стирание.

 

В-четвертых, в ряде пород отме­чается корреляция неправильностей прикуса с другими уродствами «де­фектами скелета. Так, один из ста­рейших наших кинологов, эксперт всесоюзной категории В. А. Калачеа, анализируя происхождение уродств скелета хвоста у пойнтеров, отмечал их связь с неправильностями прику­са, Эксперт республиканской катего­рии, кандидат биологических наук В. Д. Херувимов в одном из своих отчетов об экспертизе борзых ука­зывает на связь неправильности при­куса с дефектами строения крестца.

 

Необходимость отрицательной се­лекции по неправильному прикусу Л. В. Крушинским признается, но он предлагает ограничить ее значитель­ным отклонением от нормы и сни­жением оценки собаки, если непра­вильный прикус обусловлен генотипически. Несостоятельность этих ограничений ясно видна из следую­щего.

 

Изучение наследования прикуса у собак, как и вообще других призна­ков у всех животных, показывает, что степень выраженности признака не имеет значения при его наследова­нии. Так, нам известны многочислен­ные случаи, когда собака, имеющая один или два неправильно растущих резца, будучи повязанная с другой собакой, имеющей правильный при­кус, но в родословной которой есть собаки с неправильным прикусом, давала щенков с различными резко выраженными формами неправиль­ного прикуса. Попутно еще раз от­метим, что это также доказывает рецессивный характер наследования этого признака. Любому «грамотному генетику» (выражение Л. В. Крушинского), как нам кажется, должно быть ясно, что степень выраженно­сти определяемого данным геном признака не имеет значения для пе­редачи его по наследству, так как она зависит от условий развития, в которых формировался признак. Ведь по наследству передается ген, а не признан. Обусловленный генотипически, признак формируется под влиянием различных условий его раз­вития и может иметь а силу этого разную степень выраженности. Отсюда ясно, что для проведения отри­цательной селекции надо браковать всех носителей неправильного при­куса, вне зависимости от степени его выраженности.

 

Снижение оценки собаки, имею­щей неправильный прикус, с остав­лением ее для племенного исполь­зования не является отрицательной селекцией. По принятым в нашем охотничьем собаководстве правилам к племенному использованию допус­каются собаки, имеющие оценки экстерьера «отлично», «очень хорошо» и «хорошо». Поэтому только ради­кальное снижение оценки до «удов­летворительно», что исключает со­баку из воспроизводства, является отрицательной селекцией.

 

Говоря об отрицательной селек­ции, надо отметить, что некоторые лица предлагают, помимо выбра­ковки явных носителей нежелатель­ного признака, т. е. гомозиготов по нему, отстранять от воспроизводства также предполагаемых его носите­лей, т. е. братьев, сестер и других родственников. Теоретически в усло­виях лабораторного эксперимента это правильно, но практически нецелесо­образно. Простейший генетико-мате матический расчет показывает, что при систематической выбраковке яв­ных носителей рецессивного призна­ка удельный вес гетерозиготных его носителей в популяции будет из по­коления в поколение уменьшаться и в дальнейшем вероятность выщепления рецессивов в гомозиготном ви­де может быть доведена до ничтож­но малых величин, т. е. практически ликвидирована. Об этом пишут Н. П. Дубинин и Я. Л. Глембоцкий на стр. 142—144 своей книги «Гене­тика популяций и селекция». На это указывают и другие авторы.

 

Абсолютное большинство всех не­правильностей прикуса у собак на­следственно. В единичных случаях от­дельные неправильно растущие рез­цы могут быть следствием травмы, но определить при осмотре причи­ну неправильного прикуса невозмож­но. Поэтому, поскольку речь идет о выбраковке буквально единиц с приобретенным неправильным при­кусом, безоговорочная выбраковка всех собак с неправильностями при­куса полностью оправдана. Перефра­зируя использованное в обзоре жур­нала «Природа» выражение, можно сказать: чтобы избежать железнодо­рожных катастроф, надо не закры­вать железные дороги, а не выпус­кать на линию неисправные парово­зы и вагоны, не доверять вождение поездов дальтоникам и т. д.

 

Введение комплексной оценки со­бак на выставках и при племенном подборе, при строгой браковке жи­вотных с нежелательными признака­ми, в частности с так называемыми дисквалифицирующими пороками (в том числе с неправильностями при­куса), в течение последних 20 лет обеспечило значительное улучшение как рабочих качеств, так и экстерье­ра подавляющего большинства на­ших пород охотничьих собак. Как известно, практика — высший критерий истины. Это особенно верно по от­ношению к селекции животных. По­этому действительно было бы пе­чально, если бы селекция охотничь­их собак в интересах отдельных заводчиков отказалась бы от прове­ренного жизнью пути. Нельзя не учи­тывать, что приводимые в обзоре примеры по породе пойнтер тенден­циозны. На самом деле среди по­томков Лябель Е. Г. Землянского, а также и Беляка Б. Н. Арманда (яр­кий пример наследственности непра­вильного прикуса) было большое ко­личество собак с резко выраженны­ми неправильностями прикуса. Высо­кие рабочие и экстерьерные показа­тели приведенных в обзоре потом­ков Лябель, во-первых, отсутствова­ли у самой Лябель; во-вторых, ти­пичны для породы в целом и, третьих, в значительной степени обу­словлены наследственностью других собак, имеющихся в их родословных. Сбрасывание со счета своих собак брака среди их потомства и припи­сывание удачных потомков только их влиянию — прием неубедительный. Мы имеем все основания утверждать, что выбраковка собак с непра­вильными прикусами среди пойнте­ров, в частности потомков Лябель, не нанесла породе никакого ущерба, а только сократила возможность дальнейшего распространения этого по­рока. Факт предоставления Е. Г. Землянскому страниц «Природы» для не­обоснованной рекламы своей линии выглядит весьма странно.

 

Я не берусь судить о теоретиче­ских аспектах спора Л. В. Крушинского со статьей доктора наук Б. К. Меркурьевой, но считаю нужным подчеркнуть, что практически реко­мендация Е. К. Меркурьевой о вы­браковке всех собак с неправиль­ностями прикуса, как мы разобрали, абсолютно правильна. Теоретически правильно, в отдельных случаях, предположение, что этот порок жет быть не наследственного проис­хождения, хотя если он мутацион­ного происхождения, то также будет наследоваться, может привести и при­водил в дальнейшем к засорению породы.

 

Мне хочется задать Л. В. Крушинскому и Д. К. Беляеву вопрос: кто будет отвечать перед охотником, ку­пившим щенка от такого производи­теля, затратившим большой труд и средства на его выращивание и по­лучившим в результате животное с уродливой челюстью? Очень хорошо по этому поводу сказано в книге И. М. Лернера и X. П. Дональда «Современные достижения в разведении животных» (М., 1970): «Источ­ником ошибок генетиков могут быть упрощенчество, их научная амбиция, а также то обстоятельство, что мно­гие из них не несут какой-либо фи­нансовой или административной от­ветственности».

 

Позволю себе еще раз обратить внимание охотников-собаководов на то, что выбраковка животных, име­ющих нежелательные признаки, тем более уродства, и племенной под­бор, направленный на закрепление желательных, нужных нам признаков, составляют суть селeкционно-племенной работы, залог ее успеха. Тем большее удивление вызывает выступ­ление журнала «Природа», на кото­рое мы сочли нужным ответить.

 

Э. Шерешевский, член Всесоюзного кинологического совета МСХ СССР, эксперт всесоюзной категории по охотничьим собакам

“Охота и охотничье хозяйство” №1 – 1972

 

 

 

Еще она.

О ПРИКУСАХ.

 

В связи с опубликованием в № 1 журнала статьи Э. Шepeшевского «Еще раз о неправильных прикусах» хочу высказаться по затронутому вопросу. Э. Шерешевский, на мой взгляд, более убедительно и аргументировано доказал необходимость выбраковки охотничьих собак с неправильным прикусом. Доводы его оппонентов в обзоре «Зачем мы бракуем хороших собак»? менее убедительны. В обзоре никакого фактического материала, кроме общих предположений, не приводится. Я хочу привести фактические материалы, свидетельствующие о связи различных недостатков у охотничьих лаек Киренского района Иркутской области с неправильными прикусами. Материал собран на нашей кафедре по обследованию 310 лаек. Приведенные цифры говорят сами за себя.

 

ae503ddc3bf3.jpg

 

А. Гейц, заведующий кафедрой охотугодий и лесоводства Иркутского сельскохозяйственного института, доцент

"Охота и охотничье хозяйство” №7 – 1972

 

 

И еще.

ПРИКУС СОБАК.

 

Стандарты пород охотничьих собак предусматривают строгую выбраковку особей, имеющих недоразвитые и больные зубы; собаки с неножницеобразным (неправильным) прикусом не допускаются к племенной работе. Сторонники выбраковки приводят доводы, доказывающие наследование пороков зубной системы потомством (Павлов, 1971; Шерешевский, 1972 и другие). Не менее убедительны аргументы противников такого подхода (Платонов, 1962; Крушинский, 1972 и другие).

 

"Экстерьер, конечно, очень важен, но для охотничьих собак он все же имеет второстепенное значение". Это высказывание Л. Крушинского (1972 г.) ставит под сомнение огромный труд кинологов по выведению пород охотничьих собак, добившихся в этом направлении важных успехов. Охотники создали, например, три заводские породы лаек, которые завоевали всеобщую признательность, способные удовлетворить эстетические и практические требования владельцев. Подвергая сомнению первостепенное значение экстерьера, автор, по существу, отрицает правильность племенной работы, основной целью которой и является сохранение и закрепление характерных для породы экстерьерных качеств, жестко скоррелированных с рабочими достоинствами.

 

Сетуя на то, что охотничьи собаки все больше превращаются в декоративных, Л. Крушинский совершенно несправедливо обвиняет в этом кинологов. А ведь причина в другом: в резком ограничении возможности содержания, провоза, выгула и натаски собак.

 

Весьма интересно высказывание Е. Землянского (журнал "Природа", 1971, 7), но в отношении лаек и фокстерьеров оно не приемлемо. Дело в том, что зубы для собак данных пород имеют огромное значение. Особенно передние зубы - резцы и клыки. С неправильным прикусом (особенно перекусом) собака не сможет делать сильные болевые хватки по зверю. К тому же известно, что во всех случаях при отклонении прикуса от нормального увеличивается стирание, разрушение и подверженность зубов заболеваниям (Гурский, 1970).

 

Появление неправильного прикуса обусловлено двумя причинами: близкородственным разведением или заболеванием рахитом. К сожалению, определить происхождение неправильного прикуса трудно и при экспертизе собаки с этим дефектом снижают оценку за экстерьер. Эта мера необходима до тех пор, пока не будет изучена физиологическая и генетическая стороны данного порока. Биологически неверно, когда собаку, имеющую в прошлом отличную оценку за экстерьер, с возрастом исключают из племенного поголовья за появление прямого прикуса. Если она получила высокую оценку за экстерьер в возрасте 1 - 2 года, то все последующие оценки не должны зависеть от формы прикуса, так как ножницеобразный прикус закономерно переходит в прямой по мере старения организма. В природе элеминирующее действие неблагоприятных факторов среды проявляется жестко, процессы смены поколений животных протекают быстро. Поэтому, изучая изменение возрастной структуры черепов у видов семейства собачьих, можно найти разгадку появления и значения формы прикуса.

 

Мы проанализировали прикус на 23 черепах волков, 182 черепах лисиц, 200 черепах енотовидных собак, полученных от животных известного возраста. Форма прикуса определялась по фактическому смыканию челюстей и форме стирания резцов.

 

Выделены четыре основных формы прикуса: нормальный, нормальный с уклоном к прямому (внутренние края верхних и наружные края нижних резцов соприкасаются, отчего не внутренней поверхности верхних резцов и наружной нижних имеются потертости эмали); почти прямой (режущие поверхности резцов перекрываются наполовину); прямой и перекус. Недокус отдельно мы не выделяли, но в тексте все оговаривается. Первые две формы мы относили к нормальному прикусу.

У енотовидных собак ножницеобразный прикус имеют 76,5% особей, причем он очень быстро переходит к прямому и уже в возрасте 3+ лет (плюс означает, что зверю больше указанного возраста на 8 - 10 месяцев) нормальный прикус отмечен нами лишь один раз. Сеголетки и особи 1 + года из названного количества составляют абсолютное большинство (90%). Прямой прикус встречается у енотовидных собак всех возрастов, но преобладает начиная с 1 + года и старше (табл. 1). Особи 5+ и 6+ -летнего возраста имеют только прямой прикус. Перекус отменен три раза (1,5%). Собственно, перекус только намечается - наружные края нижних резцах выступают за наружные края верхних резцов до 1 мм. Молодые особи (0+ лет) изредка имеют легкий недокус - между верхними и нижними резцами остается зазор до 1,5 мм.

 

Из таблицы 1 видно, что тип смыкания зубов у енотовидных собак с возрастом закономерно и синхронно переходит к прямому. Максимальный возраст этого хищника, по нашим данным, около семи лет. Поэтому форма прикуса меняется очень резко - продолжительность жизни в естественных условиях невелика, в связи с нем процессы развития и старения организма протекают быстро. Это, естественно, сказывается на старении зубной системы.

 

Такое явление замечено дважды, но с возрастом прикус выравнивается.

 

У лисицы ножницеобразный прикус имеют 79,7% особей. Переход к прямому прикусу происходит медленнее, чем у енотовидных собак. Начиная с 4+ лет прикус становится прямым, а всего с этим типом смыкания зубов в нашей пробе было 20 черепов (11 %) (табл.2). Сеголетки и особи 1+-летнего возраста составляют преобладающее большинство (89,6%). Прямой прикус может быть у особей всех возрастов, но с 2+ лет частота встреч его нарастает. Перекус отмечен один раз у лисицы-сеголетки. Нижняя челюсть выдавалась вперед на 9 мм. В строении зубной системы это вызвало соответствующие изменения, а именно: нижние клыки помещались между вторым и третьим верхними резцами, где образовалась своего рода диастема; третий верхний резец вплотную отодвинут к клыку. Подобное уродство доставляло хищнику немалые неудобства в схватывании и разрывании добычи, упитанность его была низкой.

В таблице 2 также прослеживается прямая зависимость формы прикуса от возраста особи, но у сеголетков он, как правило, нормальный. То, что перекус зарегистрирован только у молодой лисицы, дает нам основание предполагать о направленности элиминации хищников по этому признаку. Возрастной переход от нормального прикуса к прямому у лисиц, как и у енотовидных собак, происходит резко, обычно продолжительность жизни лисицы не превышает 7 - 8 лет, однако был встречен один экземпляр в возрасте 9+ лет.

 

Небольшое количество обследованных черепов волка не дает возможности провести полный анализ возрастной смены прикуса у этого хищника, но некоторые детали оказались весьма существенными. Перекус не обнаружен, нормальный прикус сохраняется до 6+ лет. Однако тенденция перехода прикуса к прямому наблюдается с 3+ -летнего возраста. Прямой прикус обнаружен у двух волков 10+ и 11 + лет. Это предельный возраст, установленный нами, что ставит волка в разряд долгожителей среди хищников семейства собачьих. Как видимо из таблицы 3, у волка также отмечается закономерность возрастной смены нормального прикуса на прямой, но происходит это гораздо медленнее, чем у других видов семейства.

 

Различий в смене формы прикуса у особей разного пола с возрастом не отмечено. Разница в показателях, отраженных в таблицах, объясняется лишь неравномерностью проб по возрастным классам.

 

Как же происходит перестройка в зубной системе хищников?

У молодой особи все постоянные зубы имеют четкую структуру режущих поверхностей, длинные конические корни, высокую расширяющуюся коронку резцов с тремя лопастями. По мере старения организма поверхности зубов стираются, а для восстановления высоты зубов и нормального их функционирования они постепенно выталкиваются из альвеол. Это происходит со всеми зубами без исключения. Коническая лопатообразная коронка резца выравнивается по ширине, становится короче и все дальше отходит от края альвеолы. Одновременно корень зуба все более выходит наружу. Точнее сказать, зуб "Растет" на протяжении всей жизни животного, но не в результате увеличения какой-либо его части, а вследствие уменьшения длины корня, коронки и общей длины зуба. Альвеола со стороны корн зарастает костной массой, у очень старых хищников становится настольно мелкой, что зубы легко вынимаются из гнезда, а коронка полностью стирается.

 

Резцы имеют форму дуги (вид сбоку), обращенной выпуклой стороной наружу. Диаметр дуги верхних резцов меньше диаметра нижних. Поэтому по мере "роста" резцов верхние как бы подгибаются внутрь, происходит смещение их относительно нижних. В этом процессе и заключается вся закономерность изменения формы прикуса. Аналогичные процессы протекают и в организме собаки.

 

Вышеизложенное подтверждает естественный закономерный ход возрастной изменчивости прикуса и позволяет нам сделать вывод о необходимости внесения следующих поправок в стандарты охотничьих собак и положение о племенной работе:

 

1. Оценку экстерьера собаки необходимо проводить не позднее двух-трехлетнего возраста. После из-за перестройки в зубной системе установить исходный прикус трудно, а это может привести к отклонению от племенной работы производителя высокого класса.

 

2. Приобретение собакой старше трех лет прямого прикуса не должно отрицательно влиять на общую оценку экстерьера и вывода ее из племенного поголовья.

 

3. Как исключение при дефиците производителей к вязке могут быть допущены собаки с врожденным прямым прикусом, но с последующей строгой выбраковкой потомства. Вопреки перекусу прямой прикус встречается в природе во всех возрастных группах хищников, поэтому в отношении к нему возможны подобные отступления.

 

4. Перекус - уродливая форма смыкания зубов. Собаки с таким прикусом из племенного поголовья исключаются независимо от их прочих достоинств.

 

6de3dec07d08.jpg

 

7e0ee70daac9.jpg

 

9592ca68dcac.jpg

 

В. Юдина, эксперт-кинолог второй категории

В. Юдин, кандидат биологических наук

“Охота и охотничье хозяйство” №10 – 1977

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете написать сейчас и зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь, чтобы опубликовать от имени своего аккаунта.
Примечание: Ваш пост будет проверен модератором, прежде чем станет видимым.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.


Усиление сотовой связи, 3G/4G интернета. Антенны служебной и любительской связи. Дальний теле-радио приём.  Национальный Клуб породы ЗСЛ Сайт gpskarta.com Конно-спортивный клуб Баллада. Морозильные лари Яндекс.Метрика
×
×
  • Создать...