Перейти к содержанию
Авторизация  

Рекомендуемые сообщения

Родился я, в д. Бибаны, Удмуртской Республики, Селтинкого района, на границе с Кировской областью. Я был пятым ребенком в семье. В 8-ми месячном возрасте родители увезли меня с д. Бибаны. В это время была программа освоение целины, а отец был механизатором, мы уехали в Челябинскую область, Чеберкульский район, д. Медведево. Дом был маленький из кизяка, стены уже разваливались и со всех сторон был подпертый бревнами, чтобы он не упал, а стены, чтобы не рассыпались, были обтянуты проволокой. Через год мы переехали в Бреденский район, в аул к казахам, там тоже был небольшой дом из кизяка, а пол был земляной, была проблема с досками. Аул был, в нем стояла бригада, стоял большой табун лошадей, овцы, коровы, в общем, каждой твари по паре. В ауле мы жили временно, пока в селе Сосновка для приезжих строили целую улицу. Когда в Сосновке достроили дом, мы переехали в Сосновку. Там мне запомнилось несколько моментов, вдоль оврагов было много конопли, ходили, собирали ее и ели, она была очень вкусная. Еще старшая сестра Женя развела меня мелкого, мама занесла с улицы топор в мороз, чтобы порубить мясо, топор обледенел, сестра мне говорит, смотри какой иней на топоре, лизни его, он очень вкусный и мой язык прилип к топору, отливали мой язык теплой водой.

На берегу прудика стояла птицеферма, в ней жили утки, утки постоянно плавали в пруду и прямо в воде и неслись, а мы ныряли и собирали утиные яйца, они были тоже вкусные. Еще хорошо помню, в январе месяце катался на лыжах, пришла мама с больницы, принесла младшего Саню, положили его на кровать, развернули и рассматривали. А он постоянно орал по ночам и мешал мне спать и я на него сердился, когда родители выходили из дома, я ему сразу трескал подзатыльники, тогда он орал еще сильнее, он мне сдачи дать не мог. Через три года мы переехали снова в Оренбургскую  область, Беляевский район, с. Днепрова, село стояло с километр от реки Урал, и было хорошо видно Уральские горы.

Помню когда переезжали на машине, прямо наверху лежал обтянутый, веревками ящик с голубями, старшего брата Анатолия, он в Челябинске держал голубей, веревку перетерло и ящик упал и разбился, мы со старшим братом Иваном бежали к ящику, а голуби поднимались и играли, так называется когда голуби, бьют крыльями и переворачиваются через голову. Иван плакал и говорил, что брат Толя за этих голубей пришибет, а Анатолий остался в Сосновке заканчивать школу, закончил школу с золотой медалью и поступил в военное училище, в морфлот химиком-подводником.

Тогда с золотыми медалями мало кто заканчивал, золота в государстве не хватало и медалями больно не швырялись.

В Днепровке был хороший, большой дом. Там все запомнилось хорошо, пошел в школу, бегал на Урал купаться, ловил рыбу и как старший брат Анатолий, тоже полюбил голубей и хотел их развести, но все не получалось взять их, не на что, никто не давал. Так я их воровал, ночью залазил в сарай и воровал, притащу их домой, дня два подержу и выпускаю их полетать, они потихоньку поднимаются в небо и прямым ходом домой. Был мелкий, бестолковый, не знал, что их надо передержать или посадить на яйца, чтобы они не улетали. Там голубей держали многие, друг с другом менялись и так же воровали друг у друга, и брат у меня старший тоже воровал, правда он был умнее меня, он воровал с соседних сел, не зря у него была золотая медаль.

Помню, как старший брат Иван ставил петли на зайца и постоянно их таскал штук по 5-10, утром встанешь, а у печки как поленья целый ряд зайцев. У него был обрез, он с ним ходил охотиться, постоянно,  где то лазил, дома летом почти не ночевал. Пастушил лошадей, их было много, больше табуна, с родителями ругался и все время был в бегах, помню, похоже, по доносу пришли милиционерчики с обыском, искали обрез, мама не растерялась, засунула обрез в мешок с пшеницей, ничего не нашли. Он как то со мной много не общался, я был мелким, похоже, он меня не признавал, но один раз он гнал табун, увидел меня и говорит, притащи мне что-нибудь пожрать, я буду на таком то поле. Я очень обрадовался, что очень сгодился своему братану, резво примчался домой, надергал морковки и побежал в поле. Когда ему принес морковку, он мне говорит, чего придурок, кроме морковки дома больше нечего пожрать.

Хорошо запомнилось, он был на красивом,  рослом жеребце по кличке Безмен. Иван мне говорит, он выигрывает все скачки, дерет всю округу, равных ему нет, только одна кобыла с Беляки с ним соревнуется. Я потом слышал про этого Безмена, что татары перед очередными скачками, залезли в денник и перетянули ему сухожилие леской, таким образом, избавились от конкурента.

Один раз Иван пришел домой с друзьями и притащил сусликов, их ловили, а шкурки сдавали. Шкурка стоила пять копеек, они их ободрали, зажарили и тут же съели, мы  со старшей сестрой Женей внимательно наблюдали, с каким удовольствием они их съели, я пытался попросить попробовать, но взамен получил подзатыльник от братана. Тогда мы с Женей взяли ведра и пошли тоже наловили сусликов, ободрали, а когда стали их жарить, почему то они у нас были худые и тонкие, никак у Ивана.

Помню, как помогал матери, она работала на скотном дворе, ездил на лошади на телеге стоя, я чувствовал себя орлом и в очередной раз гнал на лошади, она кого-то испугалась на дороге, я выпал с телеги и поломал себе руку. В будущем когда я работал егерем, ехал по деревне, на белом коне и перед девушками решил порисоваться, преодолеть забор, разогнал свою лошадь, забор я преодолел,а лошадь осталась за забором, тут я, уже сломал ключицу.

   Через четыре года мы переехали в Краснодарский край, Белореченский район, станица Черниговская. Жили на краю Черниговки, ближайшие овраги были все перерыты кабанами и каждый вечер, когда начинало смеркаться, выли шакалы. Дом был не очень большой, рядом был свой прудик, там плавали карпы. Однажды наблюдал, как уж заглотил лягушку.

В саду было полно яблонь и в мою обязанность входило собирать эти яблоки, мы их с сестрой Женей, каждый день вытаскивали по ванне и кормили ими корову. Как то я бегал по соседней улице и мне бабушка говорит, не нужен ли тебе внучек щенок, у нее была мелкая, черная дворняжка и постоянно за мной гонялась, была такая надоедная. Спросил у матери, можно ли взять щенка, мать была не против, утром пришел за щенком, бабка отдала мне щенка и я такой счастливый помчался домой, но далеко убежать не успел, эта мелкая сучка меня догоняет и хвать меня за ногу, вырвала у меня кусок мяса. Пришел домой, кровь бежит как из барана, хотя затянули тряпкой. Остатки, что  болтались, отрезал ножом и забинтовал. В больницу  не ходил.

Щеночек тоже был черного окраса, дал ему кличку Букет. В будущем, когда мы жили в Мирном, перед тем как украсть наших куриц, отравили моего любимого Букета, так его жизнь трагически оборвалась. Через два года мы переехали в соседнее с. Мирный. Там жила младшая сестра моей матери.

 Старшая моя сестра Ирина закончила восемь классов и уехала,  устроилась на работу в Сочи. Семья была большая, шесть человек, старались не обременять родителей и после восьмого класса уезжали, и уже самостоятельно устраивали себе жизнь и в вечерней школе заканчивали 9-10-11 классы.

 В Мирном у меня появились моего возраста двоюродный брат Иван и сестра Юля. С Иваном мы были неразлучные друзья всегда и везде, все время вместе, ходили на рыбалку, лазили по огородам, с нами всегда была немецкая овчарка по кличке Рекс. Фруктов было в изобилии, куда бы не пошел: в лес или в перелесок везде фруктовые деревья и все было изрыто кабанами. На лето к нам приезжали двоюродные сестры по матери из Ижевска.

В Мирном я пошел в школу. Регион был более цивилизованным, вечерами по радио слушали радио жуликов, старшеклассники подцеплялись к радиоэфиру и вечерами поздравляли своих девчонок с днем рождения или с другим праздником, включали современные для молодежи песни: тополя, Аленка, дым сигарет с ментолом, плачет девушка в автомате и многие другие. Мы наблюдали как милиция выцепляла радиожуликов и изымали у них аппаратуру.

  Все было хорошо, а потом у матери стало плохо со здоровьем, она работала в огородах, выращивали огурцы, помидоры, махорку и постоянно была на жаре, врачи ей сказали, что организм не может акклиматизироваться, поэтому вы постоянно болеете, и посоветовали ей ехать на родину.

Через три года мы поехали на родину в Копки. В то время был транспорт только самолет, когда я вышел из самолета, то обалдел от красоты, кругом было зелено, стоял огромный лес: елки, сосны. Меня так это впечатлило, я всем нутром почувствовал, что приехал на родину.

  В начале, пока наш дом достраивали, мы жили у сестры моей мамы тети Шуры, а когда дом достроили, переехали в него, в нем и прошло мое детство и юность. До сих пор в нем живет моя старшая сестра.

Детство было озорное, с самого детства изобретали поджиги, потом и ружья, тайком бегали на охоту, в то время грозой для нас был наш преподаватель по географии Протасов Валерий Георгиевич, он не давал нам браконьерить, воспитывал нас как правильно и бережно относиться к природе.

С классом мне повезло, в классе было 27 учеников – класс «а», а в параллельном классе «б» было 32 ученика. Класс «а» был очень дружный, наша дружба продолжается до сих пор.

  Когда я учился в училище, я познакомился с инструктором, он был охотником, как говорится: рыбак рыбака видит издалека. Мы с ним постоянно разговаривали про охоту, он активно охотился и держал собак, в основном гончих, но у него была и лайка, случайно приобретенная. У него был дядька геолог, и он постоянно мотался по стране и привез ему и брату двух щенков – западносибирских лаек. Он мне говорит, что сейчас этому щенку 10 месяцев, с лайками я не занимаюсь, только с гончими, и я его хочу продать соседу за 25 рублей, но если продам щенка соседу, то он будет бегать  ко мне домой. Если ты его купишь, то тебе продам за 40 рублей, денег у меня, конечно, таких не было, я бросил всю учебу и срочно домой. А у нас как раз участковый застрелил собаку по кличке Рекс, я все из него хотел сделать охотничью собаку, но ничего не получалось и не было бы счастья, да несчастье помогло. С братаном Саней договорились, ты давай реви – выпрашивай у матери согласия, а я буду просить деньги на собаку, звали его по кличке – Валет.  И вот мы вдвоем – Саня ревет, причитает, собаки больше у нас нет, надо купить собаку, я прошу деньги. Мама говорит, так где ж взять такие деньги, ведь у меня зарплата 30 рублей, а отец узнает, он нас убьет, что мы за собаку отдали такие деньги. Ну давайте попробуем так, отцу ничего не говорите, если хозяин собаки согласиться на такие условия, то можно попробовать 10 рублей отдадим сразу, а потом по 5 рублей каждый месяц будем отдавать. Владелец собаки согласился на такие условия, и так у меня появилась первая породная лайка. Похоже мама меня благославила, и с того времени у меня всегда были породные, рабочие западносибирские лайки, которые отвечали всем моим требованиям.

  Валет был универсальным кобелем, он искал все, и я от него учился охотиться. Затем у нас появилась еще сука, чисто случайно, с Кировской области, с села Сардык. Позже я узнал, Останин приезжал сдавать пушнину и за охотничьим провиантом. Пушнину сдал, хорошо отметил, ну и забыл, что с ним прибежала молодая сука. Когда выспался, уехал на лошади, а собака осталась. Мы её с друзьями ни кое-как отловили. Собака была молодая и работала только по белке. Мы её повязали с Вальтом, и у нас родились щенки. С этой вязки я выбрал щенка, кобеля, и дал ему кличку Валет II, потому что  отец Валет потерялся, его у нас уже не было. И когда, я уже потом после армии устроился егерем, мы с ним успешно охотились, он был очень универсальным кобелем и хорошим работником, почти по всем видам, всех подранков медведей, мы добирали с ним.

Когда я пришел с армии, я решил, что буду работать егерем, чтобы быть поближе к природе, охранять ее, ну и охотиться. В это время в Копках работал егерем мой друг – Петров Валера, мы с ним до армии вместе охотились и он мне сказал, что егерь нужен в Валамазский заказник, надо ехать в Селты, сейчас там новый охотовед Булатов Василий Прокопьевич. Только новогодние праздники закончились, мы поехали к нему. Познакомились, пообщались и Булатов отправил меня в Ижевск, и в сопровождение отправил со мной егеря Лимонова В.

 18 января 1979 года меня приняли в Госохотинспекцию – егерем в Валамазский комплексный заказник. Ездили на автобусе и когда обратно ехали, Лимонов  в автобусе сидел на капоте у водителя и постоянно с ним разговаривал, похоже они были знакомы, и уже перед д. Рябиновка, я увидел, как к дороге подходили два охотника с ружьями. У меня уже было удостоверение егеря, и я был готов им воспользоваться,  Лимонову говорю, попроси водителя, чтобы он возле них остановился, проверим документы. Стали проверять и оказалось, что билетов у них нет, тут же изъяли оружие и написали протокола. Приехали в Селты поздно, остался ночевать у Лимонова, а утром пришел Булатов, спросить, как устроились, все ли нормально. Я ему сообщаю, мы вчера еще успели забрать ружья, и показал их, они лежали под кроватью. Булатов, конечно, обрадовался, но когда он ушел, мне попало от Лимонова, ты зачем их отдал? как зачем, они же не законные, зачем тебе браконьерские ружья. Тогда я очень был удивлен над его поведением.

 Я проработал 17 лет егерем, изъял очень много оружия, и ни разу мне не приходила мысль, чтобы скрыть изъятое оружие.

Работая с Булатовым у нас было много общего, мы ненавидели браконьерство, любили охоту, и стали вместе разводить собак. В те года открыли охоту на медведя, а опыта у охотников не было, охотились с ружьями, и много уходило подранков, у нас была только одна собака Валет.

Мы стали искать собак, мотаясь по всей России. Познакомившись с Булатовым В.П., моя жизнь поменялась, мы стали ездить по выставкам и испытаниям собак, вместе патрулировали, ловили браконьеров, вместе охотились.

 В очередной поездке за щенком в Москву, я уехал за собакой в Красноярск, а Булатов и Грищишен в Москву, там они познакомились с Перельмитер И.Д.

Илья Давыдович приехал к нам на охоту, и я познакомился с ним. Он был великолепным учителем, очень уважаемым человеком. Заметил, что мы тянемся к собакам, сразу зацепился за нас, потянул нас в эксперты. Вскоре Булатов, Воронин, Волков, Рябов получили категорию.

Когда управление охотничьего хозяйства, стали принимать клиентов на охоту, тогда у нас и возникла серьезная проблема с собаками. Посоветовавшись с Булатовым В.П., Лютиным А.Н., чтобы создать не большой питомник, они дали добро. Мы стали завозить собак и строить питомник. Силами егерей, три брата Рябовых Владимир, Александр и Иван, Тарасов Н. и Крутихин Ю. строили с ранней весны до поздней осени. Ни выходных, ни праздников, с 8-ми утра до темна, пока видно было молоток. Цель была одна, быстрее построить питомник. В это время Василий Прокопьевич Булатов уже работал начальником Управления охотничьего хозяйства и за питомником закрепил  угодья. У нас появились угодья, где мы могли свободно натаскивать своих собак. Посоветовавшись с Перельмитер И.Д., он был двумя руками за cтроительство питомника, сказал, что будет в его силах, будет помогать. Он помогал нам с документацией, с реализацией щенков, приглашал меня на все выставки и состязания, где судил сам, чтобы я был с ним рядом и набирался опыта. Заставлял, чтобы команды питомника участвовали везде, на выставках и состязаниях, чтобы питомник заявлял о себе и был на слуху.

Появились угодья, чтобы полноценно содержать собак, получать зарплату, приобретать технику и оснащение, мы были вынуждены принимать иностранцев и охотников из России.

 Помимо собаководов лаечников наш круг расширялся, появились спонсоры, стали помогать питомнику, через Валерия Александровича Мишина мы стали сотрудничать с механическим оружейным заводом, через Булатова с Ижевским пластмассовым заводом, генеральным директором Востриковым Н.И., через Шмелева Владимира Андреевича с Удмуртнефтью, в том числе Агафонов Владимир Михайлович, он оказался заядлым охотником и безотказно нам помогал. Благодаря таким спонсорам, питомник потихоньку расширялся, собаки становились популярными, на многих состязаниях и выставках получали звание чемпиона. Команды питомника занимали призовые места, вскоре мы стали уже соревноваться и со своими потомками, вывезенными из нашего питомника. Наши собаки, охотников устраивали своей страстью к охоте, смелостью к зверю и неугасаемой работоспособностью. Меня стали приглашать во многие регионы России, посмотреть наших потомков.      

  

 

    

 

   

 

post-2262-0-77010300-1538559016_thumb.jpg

post-2262-0-79994000-1538559103_thumb.jpg

post-2262-0-81783200-1538559208_thumb.jpg

post-2262-0-70363200-1538559565_thumb.jpg

post-2262-0-04303600-1538559788_thumb.jpg

post-2262-0-74310000-1538560236_thumb.jpg

post-2262-0-96095800-1538560666_thumb.jpg

post-2262-0-65721900-1538561032_thumb.jpg

post-2262-0-74061800-1538561228_thumb.jpg

post-2262-0-90103800-1538561472_thumb.jpg

post-2262-0-70311800-1538561967_thumb.jpg

post-2262-0-73553500-1538562054_thumb.jpg

post-2262-0-71119700-1538562138_thumb.jpg

  • Плюс 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В Челябинской области с папой. Три года.post-2262-0-98882500-1538562681.png Сестры Ирина-9 лет, Женя-6 лет, Вова-3 года в Сосновкеpost-2262-0-13448100-1538562844.png С родоначальницей Удмуртского питомника ЗСЛ. Неоднократной чемпионкой выставок Кучкой на Всероссийской выставке в Санкт-Петербургеpost-2262-0-74778600-1538563185_thumb.png С Ильей Давыдовичем Перельмитер в ринге ЗСЛpost-2262-0-84579600-1538563316_thumb.png От Зырянова Сергея Геннадьевичаpost-2262-0-48115300-1538563664_thumb.png

  • Плюс 10

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Авторизация  

Усиление сотовой связи, 3G/4G интернета. Антенны служебной и любительской связи. Дальний теле-радио приём.  Национальный Клуб породы ЗСЛ Сайт gpskarta.com Конно-спортивный клуб Баллада. Яндекс.Метрика
×
×
  • Создать...