Перейти к содержанию
Андрей 81

Наши северные собаки

Рекомендуемые сообщения

Источник: http://www.pads.ru/mode.980-id.1452-type.html-l.ru

НАШИ СЕВЕРНЫЕ СОБАКИ

 

Б.И.Широкий

 

 

Я самый счастливый из манси,

 

Ни у кого нет такой лайки, как у меня!

 

Там, где пробежит, -

 

обнюхает она все кустики,

 

Осмотрит она все веточки!

 

Ах, какая прекрасная лайка!

 

(Из песни старого охотника-манси, записанной кинологом М.Г. Волковым в 1937г.)

 

 

 

Какие породы северных собак /или лаек/ знаем мы - жители огромной северной, страны, бывшего СССР? Большинство назовет лайку или сибирскую лайку, что в обоих случаях неверно. Лайки - это целая группа пород, а такой породы как сибирская лайка нет и вовсе /об этом ниже/.

 

Читающие любители собак и эксперты-кинологи уверенно перечислят четыре породы лаек: русско-европейскую, западно-сибирскую, карело-финскую, восточносибирскую. Кто-то еще скажет, что есть на севере ездовые лайки…

 

Что же с нашими породами северных собак, много ли их, какова их судьба, почему о них мало кто знает?

 

Попутно определимся и в близких по значению понятиях: примитивная порода, звероподобная собака, северная остроухая собака, северная собака, лайка, шпиц, лайкообразная собака, шпицеобразная собака и т. п. Тем более, что в литературе эти понятия употребляются очень неоднозначно. Сразу же заметим, что за рубежом такие породы собак принято относить к группе шпицев и их прототипов. Мы постепенно привыкаем к международному термину «шпиц» в его таком широком значении, хотя традиционно «шпиц» для нас - это небольшая лайкоподобная европейская собака.

 

Конечно же, русские открывателя Севера, Сибири и дальнего Востока не могли не обратить внимания на собак, от которых зависело само су¬ществование народов этих обширных земель. Первопроходцы новых территорий России не были кинологами и, тем не менее, оставили нам первые «ки¬нологические» описания, как например казачий пятидесятник Владимир Ат¬ласов в своей «скаске» о походе на Камчатку в 1697г.: «А скота никакова у них нет, только одне собаки, величиною против здешних, только мохнаты гораздо, шерсть на них длиною в четверть аршина» (Оглоблин, 1891).

 

«Интеллигентные» собаководы стали обращать, внимание на собак на¬шего Севера только в последние десятилетия XVIII века, хотя о зарубеж¬ных породах в это время у нас писали уже много и подробно. Началом изу¬чения наших северных собак (лаек) следует считать работы известных кинологов того времени князя А.А. Ширинского-Шихматова, к тому же страст¬ного медвежатника (1890, 1896), и замечательной женщины-охотницы М.Г. Дмитриевой-Сулимы (1892, 1896, 1902, 1911), которая более 20 лет занималась разведением таких собак. Публикации этих специалистов способствовали тому, что за остроухими собаками нашего Севера утвердилось название «лайки». Хотя именно М.Г. Дмитриева-Сулима считала, что «северная собака - это было бы самое верное название той многочисленной группы собак, которую охотники зовут «лайкой» или «подлайкой» (1911). И тут же она оговаривается, что «определение «северная» тоже не точно и не отвечает действительности: собаки этого типа встречаются даже в Африке, в Амери¬ке и всюду в Азии». Мы, кстати, насчитали более ста пород собак, в т. ч. «местных», не признанных ведущими клубами, которые могли бы пополнить группу - шпицев и их прототипов.

 

Обсуждает и осуждает М.Г. Дмитриева-Сулима и термин «сибирская лайка», что очень справедливо: «...невозможно обобщать под именем «сибирской» лайки все существующие разновидности северной собаки на азиатском материке Российской Империи» (1911).

 

Здесь кстати напомнить, что американцы создали и разводят ездовую собаку сибирский хаски (слово «хаски» можно перевести и как «лайка»). Но эта порода никакого отношения к Сибири, в нашем понимании, не имеет. Сибирский хаски - заводская специализированная порода, полученная аме¬риканскими кинологами в результате селекции ездовых собак, в том числе и вывезенных с нашего Северо-Востока - Чукотки, Колымы, Камчатки.

 

Уже в советское время ведущие лайковеды настойчиво стремились (и это вполне удалось) называть лайками только северных собак таежной зоны, как используемых преимущественно для охоты с облаиванием зве¬ря или птицы. Для подобных же собак, но используемых чаще для езды и пастьбы оленей рекомендовались такие названия как «ездовая собака», «оленегонная» или «пастушья собака», т.п.

 

Нам это представляется не совсем верным как и в значитель¬ной степени искусственное деление пород собак на служебных, охотничь¬их н любительских. Взять, например, популярную ныне породу лабрадор ретривер. Кто это? Охотник, поднимающий и апортирующий дичь? Или очень хорошо зарекомендовавший себя спасатель, т.е. служебная собака? Или добрый, послушный компаньон, «семейная» собака?

 

Особенно пагубна классификация собак по «специальностям» для наших аборигенных (местных) пород северных собак. Ведь это примитивные (зверовидные, звероподобные) породы. Примитивные в лучшем смысле этого слова, т.е. близкие к диким предкам и, следовательно, обладающие их мно¬гими преимуществами, в том числе высокоорганизованной психикой, большой способностью к самостоятельному решению тех или иных задач. Известно, что примитивные породы домашних животных вообще отличаются низкой специ¬ализацией и используются очень разносторонне.

 

Так что не следовало бы делить наших северных собак на охотничь¬их, ездовых, оленегонных. Все это собаки близкого происхождения, име¬ющие много общих характеристик экстерьера и психики. Но, благодаря спо¬собности выполнять разные работы, у таежного промысловика они ценятся за свои охотничьи качества (хотя и чутко сторожат усадьбу), жителю побережья такие собаки чаще нужны как транспортные (но используются и на охоте), а оленеводу - и для пастьбы оленей, и для охоты и для того, чтобы как-то разнообразить, скрасить свой уединенный, быт.

 

Можно привести много примеров успешного разностороннего приме¬нения наших северных собак. Еще М.Г. Дмитриева-Сулима (1911) писала о лайках, что «о них говорят в военных кругах, как о материале для вой¬сковой собаки, их употребляют для полицейской службы». Ссылаясь на труды экспедиции Стефановича, она отмечает, что «у тунгуса на Становом хребте лайка переносила записки и посылки на большие расстояния». А собаки Великой Отечественной Войны? Сколько их (в основном это бы¬ли собаки Сибири, Севера, особенно в первые годы) ушло в никуда, ког¬да они истребляли танки, спасали раненых, отыскивали мины, перевозили людей и военные грузы, обеспечивали связь.

 

 

 

И совсем недавние примеры. Западносибирская лайка Белый был луч¬шим среди представителей, многих служебных пород на курсах спасателей в Петропавловске-Камчатском. Не уступал ему кобель породы камчатская ездовая, принадлежавший инструктору по собаководству и первой россий¬ской женщине-гонщице на собачьей упряжке Елене Панюхиной. В числе луч¬ших спасателей был и оленегонный шпиц нашего завода «Ник Кинос» Нины Транбенковой. Наш же кобель Тони породы чукотская ездовая, имея в обо¬зримых предках только упряжных собак Чукотки, и по экстерьеру, пород¬ности лучший из сотен собак осмотренных нами при кинологических обсле¬дованиях собак Северо-Востока, на пятом году жизни ознакомился с закар¬патским лесом, где показал работу по белке и кунице, ничуть не худшую, чем работа специализированной заводской охотничьей лайки. Подобных при¬меров не счесть.

 

Из сказанного мы можем сделать выводы, что понятия «наши се¬верные собаки» и «лайки» логичнее считать синонимами, что эта группа пород, каждая из которых может использоваться разносторонне, что к северным собакам мало применима классификация по рабочей специализа¬ции. Такая классификация вольно или невольно ограничивает их применение, популярность, географию разведения, численность, следовательно саму выживаемость пород. Пожалуй, именно классификация северных со¬бак наших первых лайковедов наиболее объективна в своей основе. М.Г. Дмитриева-Сулима (1911), ссылаясь на А.А. Ширинского-Шихматова, классифицирует северных собак по этнографическому признаку и разделяет на две группы.

 

 

«К первой группе причисляются лай¬ки: зырянская, финно-карельская, вогульская, черемисская, остяцкая, тунгузская, вотяцкая, галицкая, остяцкая, норвежская, бурятская, сойотская.

 

Вторая группа: лапландская, самоедская».

 

Вообще А.А. Ширинский-Шихматов считал, что «разновидностей лаек существует столько же, сколько существует инородческих племен на Се¬вере, причем разновидности эти настолько резко отличаются внешними при¬знаками своими одна от другой, обладают настолько установившимися, каждая в отдельности, присущими им особенностями, что деления их не могут вызвать каких бы то ни было споров и разногласий».

 

Кстати процитировать здесь и профессора Н.А. Смирнова (1936): «Малая степень изменения (лаек) с момента одомашнивания ведет за собой и сравнительно слабую дифференцировку на отдельные породы, т.е. близкое сходство между последними».

 

Как мы далее покажем, отличия между указанными выше разновидностями не менее, а ча¬ще более значительные, чем, скажем, у двух популярных заводских пород лаек: западносибирской и русско-европейской. Конечно, если не считать того, что сразу бросается в глаза - разницы в окрасах собак этих пород. Но это всего лишь результат несложной направленной селекции.

 

Кроме выделяемых А.А. Ширинским-Шихматовым 13 лаек в свей основательной работе «Лайка и охота с нею» М.Г. Дмитриева-Сулима (1911) отмечает, в т.ч. ссылаясь на других исследователей, еще кеврольскую, олонецкую, киргизскую, якутскую, корякскую, орочонскую, гиляцкую, башкирскую, монгольскую, чукотскую лаек, собаку гольдов, юкагиров, а по географическому признаку еще и томскую, вилюйскую, березовскую – сургутскую, колымскую, печорскую лайки, полярную собаку.

 

Итак, в начале ХХ века лайковеды видели в России более 30 аборигенных пород северных собак. Заметим, что первые российские лайковеды изучали в основном, собак Европейского севера России. Си¬бирь и Дальний восток были кинологам мало доступны. А там лаек тоже было немало. Если бы собаководы и собаковеды России а потом и Советской Страны так увлекались отечественными породами как модными зарубежными, сколько бы оригинальных пород северных собак, созданных многочисленны¬ми но малочисленными народами Сибири, Севера и Дальнего Востока могли бы иметь статус заводских в нынешней России!

 

Но этого не случилось. «Лицом к лицу - лица не увидать. Большое видится на расстоянии...». И многие наши породы, которые уже разво¬дятся заводскими методами, но еще не признаны ведущими международ¬ными кинологическими клубами на выставках России, Украины в лучшем случае экспонируются вне конкурса, не имеют права заслуженные призы.

 

Не вдаваясь в причины такого ненормального положения, покажем некоторые моменты дальнейшей, уже советской истории наших северных собак, по сути истории уничтожения аборигенных пород северных собак России.

 

Определенный всплеск внимания к аборигенным лайкам произошел в предвоенные годы, причем на государственном уровне.

 

Еще в 1925 г. на Кинологическом съезде Союзохотцентра были ут¬верждены первые стандарты лаек зырянской, карельской, остяцкой, вогульской, вотской (вотяцкой). Но более пристальное изучение лаек требовало более совершенных стандартов. В 1939 г. Всесоюзное кинологическое совещание приняло пять временных стандартов лаек: финно-карельской, карельской, коми (зырянской), хантейской, (остяцкой) и мансийской (вогульской). Потом началась война.

 

В 1945 году И. И. Вахрушев и М.Г. Волков опубликовали книгу «Охот¬ничьи лайки», где сообщают: «В настоящее время основными и более изу¬ченными породами лаек в Советском Союзе считаются: лайки охотничьей группы – карельские, коми, мансийские, хантейские; оленегонные лайки – ненецкие; ездовые лайки – Камчатки, Колымы, Приамурья. Кроме того, встречаются разновидности лаек еще мало известные, мало изученные, как-то: монгольская промысловая собака, енисейская ездовая, эвенкийская промысловая и др. Здесь же приводятся описания основных пород, а так же временный стандарт финно-карельских лаек, официаль¬ные стандарты карельских, коми (зырянских), мансийских (вогульских), хантейских (остяцких) лаек, проект стандарта амурских лаек пред¬ложенный К.Т.Абрамовым и проекты стандартов эвенских (ла¬мутских) и камчатских лаек, предложенных М.Г.Волковым.

 

Как видим, и после войны были аборигенные породы, и были основ¬ные инструменты для племенной работы - стандарты этих пород. Но в 1947 году работа с этим ценнейшим материалом пошла по иному пути. Научный сотрудник ВНИО (затем ВНИИОЗ) Э.И. Шерешевский предложил новую классификацию лаек. Она была основана на принципе, в соответс¬твии с которым формирование пород должно происходить за счет слияния местных: близких отродий обширной географической зоны. Эта классифика¬ция подвергалась критике с разных сторон, но все же была принята в том же году Всероссийским кинологическим совещанием.

 

 

 

В 1949г. были утверждены временные стандарты, якобы появившихся в результате слияния местных отродий новых четырех пород охотничьих лаек: карело-финской, русско-европейской, за¬падно-сибирской и восточно-сибирской. В 1952 году кинологические совет Главохоты РСФСР утвердил постоянные стандарты первых трех пород.

 

К началу 70 годов работа с новыми заводскими породами лаек поч¬ти полностью вытеснила даже разговоры об аборигенных лайках, для этого использовались всячески и настойчиво пропагандируемые тезисы о том, что аборигенных пород уже нет, что они уже давно слились, что они не заслуживают быть заводскими как мало индивидуализированные и т.п. При этом Росохотсоюз (затем Росохотрыболовсоюз) как «чисто» охотничья структура не обращал внимания на собак жителей побережий и оленеводов. Мол, собаки там только ездовые или пастушьи, т.е. служебные. Служебное же собаководство под командованием ДОСААФ довольно быстро тоже об этих собаках «забыло». Чего стоил только приказы по служебному собаководству о том, что нужно считать служебными собаками всего около 10 пород (нескольких овчарок, черного терьера, водолаза, эрдельтерьера и т.п.)!? А любительское собаководство все более стало переходить на тиражирование зарубежник экзотов.

 

Так что нашим аборигенным северным собакам на нашлось места в этой официальной кинологической троице.

 

Но были кинологи, нередко периферийные, которые, понимая, что теряют, не хотели прощаться с аборигенными породами.

 

Альманах «Охотничьи просторы» в 1958 году (№10) публикует полемическую статью-письмо кинолога и охотоведа с большим стажем практической работы М.Г.Волкова, которая названа «Крик охотничьего сердца». Уже такое название говорит о многом. Вот цитата оттуда: «...нам, экспертам по лайкам, нельзя под страхом дисквалификации называть вещи собственными именами». Эвенскую (ламутскую) и мансийскую (вогульскую) лаек оценивали на юбилейной выставке в Москве на ринге западно-сибирских лаек. Тогда говорили «похожая на эвенскую», «похожая на мансий¬скую» и т. д. Здесь же М.Г. Волков пишет о том, что ученый-зоолог и эксперт-кинолог с Дальнего Востока, знаток амурской лайки К.Г. Абрамов известил, что «пока не будет пересмотрен стандарт восточно¬сибирской лайки, он воздержится от судейства, так как не может себе позволить портить ценности созданные народами Дальнего Востока». Не приняв тенденций тогдашней официальной кинологии К.Г. Абрамов вынужден был отойти от работы по собаководству.

 

В 1963 году В.В. Рябов, автор книги об эвенкийской лайке (1939) опять поднимал вопрос об аборигенных породах в журнале «Охота и охотничье хозяйство»: «...с вымышленными на несуществующих в природе лаек, стандартами достаточно уже намучились, и пора по серьезному, по деловому, пересмотреть этот вопрос и утвер¬дить стандарты на действительно существующие до последнего времени породы (отродья) лаек: на коми, на мансийскую, на хантейскую, на эвенкийскую».

Или очень трудно было идти против «московских» родителей заводских лаек, или сильна была пропаганда официального кинологического мнения, но уже в конце шестидесятых годов автору этого текста тоже казалось, что породными можно считать только лаек русско-европейскую, западносибирскую, карело-финскую и восточносибирскую. Особенно нравились западносибирские лайки из Москвы.

 

Разносторонне показал себя на Камчатских гонках мой Узон, сын Аяна 1086/ЛЗС И.И. Шурупова. Хороши были и другие московские собаки. Но все же запомнилась интересная беседа об аборигенных лайках в Свердловске с П.Ф.Тарханевым, которого другие эксперты считали чудаком за постоянные разговоры о якобы несуществующих собаках. Запомнилось мне - начинающему эксперту по лайкам пожелание А.П. Мазовера все же описывать при воз¬можности аборигенных лаек на Северо-Востоке - мол, может пригодится.

 

Да, по своему хороши заводские породы наших лаек: русско-европейская, западносибирская, восточно-сибирская и карело-финская. Все из них (кроме восточно-сибирской) получили международное признание. Но почему для этого надо было пожертвовать аборигенными породами?!

 

Сейчас нам представляется, что можно было вести отечественное лайководство двумя путями: сохранять аборигенные породы в чистоте, и параллельно, при желании, создавать новые породы путем межпородного скрещивания аборигенных. Но выбран был только второй путь.

 

О создании наших заводских пород лаек написано довольно исчерпывающе, в частности А.Т. Войлочниковым и С.Д. Войлочниковой (1992 и более поздние переиздания). Все же мы акцентируем внимание читателей на некоторых моментах советского лайководства.

 

Заводские породы лаек СССР создавались в основных кинологичес¬ких центрах страны: Москве, Ленинграде, Свердловске, Кирове и др. Так порода русско-европейская лайка формировалась в основном в Мос¬кве и Ленинграде из лаек хантейской (и других из западной Сибири), коми, карельской, архангельской, вотяцкой, костромской, марийской и др. При этом для закрепления желательного типа окраса широко применялось тесное инбридирование. Так что русско-европейскую лайку нель¬зя отождествлять с какой-то исходной породой. Это новая порода, подученная путем межпородного скрещивания, а не естественного слия¬ния близких аборигенных отродий, как часто писалось.

 

Наиболее популярной из заводских пород лаек и вообще из охотничьих собак в СССР, особенно но в 60-70 годах стала западносибирская лайка. Только из Москвы и Московской области за 40 лет существования породы вывезено в разные концы страны около 15 тысяч щенков с родословными документами (Шурупов, 1993). А в 1978 году на 50-й Московской юбилейной выставке охотничьих собак экспонировалось 340 западносибирских лаек (Войлочников, Войлочникова, 1992). В эти годы на одной из, таких выставок в Москве мне пришлось работать на ринге лаек. У нас экспертов ринга голова «шла кругом», когда нужно было расставить по местам 160 западносибирских лаек. Владельцам-же было ревностно важно 137-е или 138-е место займет на ринге его питомица.

 

 

 

Теряя аборигенных лаек, охотники (и не только они) любых закут¬ков страны приобретали западносибирских лаек, тем более что они были «с документами». Попадая в те немногие места, где еще имелись очаги местных лаек, западносибирские лайки способствова¬ли их исчезновению. Местные, аборигенные лайки не удостаивались внимания ни охотоведов ни экспертов-кинологов. Ведь почти все по охотничьему собаководству того недалекого времени прошли московскую школу и знали только заводских лаек.

 

Но покажем происхождение западно-сибирской лайки, «крови» каких пород присутствуют в ней... Это, прежде всего, мансийские (вогулъские) и хантейские (остяцкие), лайки. А так же коми (зырянские), уральские, удмуртские, эвенкийские (ламутские), ненецкие лайки. Приливались еще и ездовые лайки народов Северо-востока России, немецкие овчарки, австралийские динго (Шурупов, 1993) .

Восточносибирская лайка как заводская порода более молодая, еще не устоявшаяся, но, как и другие наши заводские породы лаек не может отождествляться ни с одной из аборигенных пород. В основе стандарта - не описание амурской лайки К.Г. Абрамова, как принято считать.

 

И не на базе преимущественно эвенкийских собак она создана, как обозна¬чено в преамбуле к стандарту. Стандарт восточносибирской лайки, как и остальных трех наших заводских пород лаек, основан на казалось бы стройном умозрительном заключении о том, что наши лайки с запада на восток должны быть крупнее, крепче, богаче одетые (по Э.И. Шерешевскому). Только народы нашего Севера, Сибири и Дальнего Востока не знали, что должен быть такой стройный ряд пород. Они обладали, в т.ч. и в Восточной Сибири, разными собаками, часто небольшими. Но стандарт восточносибирской лайки, а за ним и выставки, приветствовали самых кру¬пных и крепких (грубоватых) собак. Что, между прочим, сказалось и на охотничьих качествах. Так, мне пришлось оценивать работу собак на сос¬тязаниях лаек Урала, Сибири и Дальнего Востока. Крупные импозантные довольно флегматичные восточносибирские кобели показывали худшую работу, а лучшую - небольшие сухие собаки.

 

Кстати и западносибирские лайки все более растут и крепчают вслед за поднятием планки роста при «улучшении» стандарта. И теряют при этом живость, подвижность столь характерную для былых лаек.

 

Карело-финская лайка еще не признана ведущими международными клубами. Очевидно потому, что мало отличается от финского шпица и многие разводят их как одну породу.

 

Итак, были у нас десятки разносторонних пород аборигенных северных собак (лаек), а стало четыре заводские породы. Причем декларируется, что это чисто охотничьи лайки. Потому что у нас до сих пор это предмет только охотничьего собаководства. Но лайки, хоть и заводские, остаются лайками, северными собаками, способными к разнообразным за¬нятиям и службам. Выше мы на этом останавливались, будем надеяться, что эти породы покажут себя с разной стороны.

 

 

 

Но что же с аборигенными породами? Их больше нет и не будет?

 

Одной из положительных сторон нашей «перестройки» явилось то, что мы узнали кинологическое зарубежье с его северными собаками, что наши кинологи и собаководы стали иметь не только мнение центральных киноло¬гических инстанций, в периодической печати появились статьи об абори¬генных собаках.

В 1992 г. на путь заводского раз ведения ступили камчатская и чукотская лайки. Российская федерация служебного собаководс¬тва в это время уже освободилась от диктата ДОСААФ, на смену «некинологическому» начальству из бывших военнослужащих пришли думающие кинологи. Они то и способствовали признанию новых пород. Федерация утвердила стандарты этих лаек, подготовленные сотрудниками Кинологического науч¬но-прикладного предприятия «Кинос» и дала им названия «камчатская ездовая» и «чукотская ездовая». Эти стандарты явились результатом изучения аборигенных собак Северо-Востока страны, в том числе экспе¬диционного кинологического обследования поголовья этих собак. Экспедиции были очень затратными. Но появилось новое для нас понятие - спонcopcтво, а с ним и понимающие люди. Изучение собак финансировали, прежде всего, частные предприятия и Госкомсевер. А сколько было других добровольных помощников, если хоти¬те: волонтеров!

 

Сообщение о признании камчатской и чукотской лаек, было получе¬но на старте гонок собачьих упряжек «Берингия-92». Упряжки камчатс¬ких и чукотских собак уходили на 2040 км по Камчатке и Чукотке («Берингия» записана в книгу рекордов Гиннеса как самые протяженные в мире гонки собачьих упряжек). Значительная часть этих собак уже прошла кинологическую экспертизу, и они были оценены как породные.

 

Но, опять же, новое название этих пород декларирует их узкую специализацию, что они, мол, только для езды. Мы уже кратко показы¬вали - это не соответствует действительности. И камчатские и чукотс¬кие собаки пригодны для разных служб и занятий. Применение же их лишь для традиционных перевозок и, в новом качестве, для гонок далеко не будет способствовать к возрождению пород. Тем более, что не найдены еще методы результативной племенной работы с породами собак в аборигенных попу¬ляциях, а традиционное стихийное разведение ныне не действенно. Так что будущее этих пород пока очень неопределенно.

 

В 1994г. таким же образом на путь заводского разведения стала еще одна порода северных собак - забытая оленная лайка (не¬нецкая, самоедская, тавгийская…) Первый официальный стандарт этой породы, тоже предложенный сотрудниками КНПП «Кинос», Российская феде¬рация служебного собаководства приняла с новым ее названием - оленегонный шпиц.

 

Будущее оленегонки вызывает меньше беспокойства: собачки очень интересные, используются разносторонне, есть первые питомники за пределами северной популяции... Но, все же, как вести грамотную племенную работу с этой породой на Севере, где небольшие очаги очень, разобщены, все более открываются для доступа дру¬гих собак? Ясно уже, местное население породу не сохранит, кинологов там не насажаешь, а регулярные периодические поселения северной популяции специалистами очень дороги.

 

Вот, казалось бы и все! Имеем четыре заводские породы лаек и три породы, только сдавшие на путь заводского разведения.

 

Но обратимся снова к специалистам-лайковедам - нашего времени.

 

А.П.Войлочников, С.Д. Войлочкикова (1992): «районом, где в относительной чистоте еще сохранились местные лайки, является Эвеикийский национальный округ Красноярского края. Охотхозяйственные организации этого округа осуществили ряд простейших мер для сохранения местных лаек».

 

И. Шурупов (1993): «...в 1989 и 1990 годах мне дважды удалось по¬бывать в Ханты-мансийском национальном округе. До сих пор и у охотников-промысловиков, и у местного населения, некоторая часть которого все еще ведет традиционный образ жизни сохранили чистокровные хантымансийские лайки».

 

С. Успенский (1994): «Знаменитые сибирские ездовые собаки - полно¬правная составная часть ценнейшего богатства России - ее генофонда аборигенных пород домашних животных. Эта сокровищница по невниманию к ней либо благодаря неразумным экспериментам селекционеров уже сильно обеднела и была бы непросительна еще и такая потеря. Необходимы срочные меры по выявлению и описанию оставшихся представителей этой породы, и в первую очередь на севере Якутии, в низовьях рек Яны, Индигирки, Алазеи, Колымы - там, где такие собаки еще встречаются».

 

Можно цитировать еще и еще. Подобная информация, пожелания и рекомендации - все это, безусловно, полезно. Но кто будет работать и за какие деньги?! Нам, например, не хватило их, чтобы обследовать на Северо-Востоке, кроме камчатских и чукотских еще корякских и полярных лаек (наши рабочие названия).

 

 

Так что пока воздержимся от рекомендаций и сделаем краткие выводы из вышесказанного.

 

Россия имела несколько десятков аборигенных пород северных собак. Как примитивные породы они были пригодны для разностороннего использования.

В советское время получено четыре замечательные заводские породы лаек. При этом в жертву им были принесены почти все аборигенные породы северных собак (а можно было сохранить их в чистоте).

Аборигенные породы северных собак, не смотря ни на что, все еще существуют (как и народы, создавшие их). Тому пример с камчатская, чукотская и оленная собаки.

Несомненна ценность аборигенных пород как национального дос¬тояния, как важного элемента отечественной культуры и престижности России. Спасение и возрождение этой большой ценности требует не таких уж больших средств, но вложенных в руки людей добросовестных, грамотных и работящих.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Блин, как это всё уже в зубах навязло. говорят, пишут, но никто ни хрена не делает. Ладно раньше при командно-административном тоталитаризме было низ-з-зя - четыре породы и ша, их и разводите. А сейчас то кто мешает. Разводите кого хотите. В ФЦИ стремитесь, так пожалуйста, наберите положенное количество черемисской, там, или какой нибудь нанайской лайки и регистрируйте. Сейчас всё можно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

За эти статьи люди деньги получают, вот и пишут. А на счёт разведения,... тут вы Валентин Викторович правы. :ph34r_1:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
За эти статьи люди деньги получают, вот и пишут. А на счёт разведения,... тут вы Валентин Викторович правы. :hi:

А за новую породу лаек вряд-ли кто-то заплатит, всё верно Андрей! Грустное время- деньги решают всё.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
За эти статьи люди деньги получают, вот и пишут.

Андрей, не подскажете где именно и от кого люди получают деньги за такие статьи?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Андрей, не подскажете где именно и от кого люди получают деньги за такие статьи?

Куда подадите заявку. Будь то журнал ДРУГ, будь то О и Р, была бы статья хорошая, а редакторы денег дадут.

Сам писал статейки научные в своё время и получал денежку

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вот еще:

О.В. Кубышко

ЛАЙКА: УДИВИТЕЛЬНАЯ, НЕПОВТОРИМАЯ

 

Лайка — одна из самых загадочных пород, в которой счастливо сочетаются уникальные рабочие качества и неповторимый характер.

 

Удивительна ее история. Собака, без которой не могли бы выжить многие северные народы — чукчи, алеуты, маламуты, без которой не могли бы быть освоены районы Сибири. Эта ценная, уникальная порода по мере освоения северных земель исчезала, растворяясь в метизированным поголовье. И только усилия лучших заводчиков страны позволили возродить и даже усовершенствовать национальное достояние России.

 

Удивительна внешность этой собаки. Казалось бы, ничего особенного: yшки — торчком, хвост — бубликом, но нет, все не так просто. Есть в лайке какая-то удивительная цельность, грация и красота дикого животного. Недаром утайки так похожи на своих диких собратьев — волков, лис, шакалов, песцов. И в то же время это собаки. Дружелюбный взгляд, задорно закрученный пушистый хвост. В них — естественное благородство, природная породность и аристократизм, недостижимые при искусственном выведении. Они красивы по-своему. При взгляде на породную лайку никогда не возникает впечатления, что это «мужицкая» собака, как ,ее, раньше называли. Нет, благородное, по-своему элегантное существо с большим чувством собственного достоинства. Породистая собака.

 

Но главное в русских лайках — их уникальные рабочие качества. Есть собаки гончие, которые созвучным лаем гонят зайца, лису, иногда даже волка. Есть легавые, красивой стойкой указывающие на птицу. Есть ретриверы, приносящие охотнику стреленную дичь. Есть норные, выгоняющие понорившегося зверя под выстрел. Есть бороде, задача — догнать и словить зверя. А есть лайки. Они могут все. Они находят, выслеживают, гонят, зверя, давят, выпугивают птицу под выстрел и приносят подстреленную дичь, находят подранка. Могут и в нору полезть, если размеры позволяют и успешно! Они могут все. Но если в других породах универсальность собаки означает зачастую ее посредственность, т. е. она умеет все, но все это одинаково средне, то лайка делает все очень хорошо. А когда лайка становится специалистом по одному или группе, то охотником она становится гениальным!

 

Недаром все промысловики охотятся преимущественно с лайками. Лайки — профессионалы среди охотничьих собак.

 

Нестандартна лайка и на охоте. Все «нормальные» собаки просто помощники на охоте. Лайка — ведущая. Именно она на охоте делает основную работу, причем абсолютно самостоятельно, Ищет, находит, облаивает, четко понимая, для чего это надо — она отвлекает на себя внимание зверя, давая возможность хозяину сделать прицельный выстрел. Многие охотники, охотясь на одном месте не один сезон, иногда поутру не могут дозваться своих собак. Это означает, что собаки уже ушли на охоту, видимо, решив не дожидаться, когда встанет напьется чаю неповоротливый хозяин. И вот где-то вдалеке раздается лай — собаки «посадили» на дерево соболя. Многие лайчатники признаются: «Лайка на охоте работает на равных с охотником, и скорее она даже главная в охоте, с помощью всех своих органов чувств она находит зверя или птицу и лаем подзывает охотника, одновременно следя, чтобы птица или зверь не ушли» (Л. Гибет, статья «Подготовка собаки к охоте»).

 

В то же время на себя лайка не охотится — ей неинтересно. Работает на хозяина. А в случае опасности жертвует собой ради его спасения. Во время охоты большинство лаек просто «прихватывает» медведя за шерсть, чтобы задержать и успеть увернуться от страшных когтей. Но если в опасности хозяин, хорошая лайка рвет зверя всерьез — зверя надо отвлечь, даже если придется принять удар на себя.

 

История сформировала удивительный характер и уникальный охотничий ум лайки -собаки умной, умеющей просчитывать ситуацию на несколько шагов вперед и потому неуязвимой и совершенной на охоте.

 

Прав будет тот владелец лайки, который сумеет понять и оценить всю необычность се натуры и станет относиться к ней соответственно. Например, если у других пород больше времени потратишь на дрессировку и натаску, тем лучше, то у лайки – не так. Основная натаска лайки — это пустить ее работать вместе с опытной собакой, корректируя некоторые нежелательные элементы работы ученицы. Задрессировывать лайку нельзя. Неоднократно замечали, что излишне дрессированная; лайка хуже работает. Основная дрессировка лайки — это воспитание ее с самого раннего детства. С щенком, как с ребенком, надо разговаривать, показывать как надо себя вести, с самого раннего детства направлть его в нужном направлении, но ненавязчиво, доверяя ему.

 

Характер у лайки своеобразный. Она весьма самостоятельна и в какой-то мере даже самодостаточный, но вместе с тем вежлива и послушна. «Дикая», нецивилизованная лайка весьма чистоплотна- Многие, совсем маленькие щенки ковыляют на нетвердых ногах к двери, чтобы облегчиться на улице.

 

В общем лайки доброжелательны по отношению к человеку, но могут быть и отличными сторожами. «И в тайге, и в тундре лайки ведут полувольный образ жизни. Весну и лето — межсезонье — они дикой, на первый взгляд, стаей носятся вокруг поселка, мышкуют в лесу. Однако при появлении чужого человека мгновенно мобилизуются, невидимо, но звучно сопровождая чужака на подходах, чтобы к моменту вступления его на первую же улицу занять свои посты возле хозяйских домов — от забора до забора, но теперь уже молча. Все предупреждены, дальше следует безмолвное сопровождение, от которого пришлому человеку становится жутковато. Невероятно установочные собаки, лайки не тронут чужака, пока он не попытается нарушить одно из «табу»: покуситься на территорию хозяина, под-руку на одну из собак или взять на изготовку ружье. Можно сказать, что они применяют к человеку свой искусственный отбор: будешь вести себя правильно, если не дурак — выживешь» (Л. Нарыжная, статья «Дикая лайка»).

 

Будучи необычайно полезной и преданной человеку, лайка никогда не бывает наглой и раболепной. Не терпит она от хозяина, как бы его ни любила, и малейшей несправедливости.

 

Будучи своеобразной собакой, к которой нужен особый подход, она обладает многими несомненными достоинствами. Во-первых, удивительная универсальность позволяет охотиться с лайкой максимально возможное время. Ранней весной ив конце лета — на утку, глухаря, другую боровую и болотную птицу. Осенью и зимой — на белку, куницу, колонка, соболя, енота, лося, кабана, медведя. Таким образом, охотник не пропускает драгоценное время охотничьего сезона. К тому же охота с лайкой, как правило, очень добычлива. Настолько, что некоторым охотникам даже неинтересно— слишком все кажется простым, Манера охоты лайки такова, что эта собака избегает опасного контакта со зверем и, к счастью, чаще остается неуязвимой. И охотник не теряет времени, ожидая, пока раненая собака придет в форму. К тому же большинство лаек быстро взрослеют и рано начинают охотиться, не требуя особых временных и финансовых затрат на натаску.

 

Содержать лайку также несложно. Собаки эти обладают удивительно экономным обменом веществ и потому требуют немного пищи по сравнению с другими породами собак. Они неприхотливы и быстро восстанавливают силы. Лайки очень выносливы, легко переносят как сильный мороз, слякоть и дождь, так и жару.

 

Их относительно не сложно вырастить, особенно по сравнению с другими крупными собаками.

 

Но отличная приспособляемость и потрясающая выносливость лайки не означают, что ее воспитание, выращивание и содержание можно пустить на самотек — и так вырастет и выживет. Возможно, так оно и будет, но в этом случае вы не получите то животное, о котором мечтали. К лайке, как и ко всякой другой собаке, нужны особый подход, нужно внимание. Вас ждут материальные затраты, потому что содержание собаки, даже неприхотливой, «малоежки», все равно требует затрат, собака — существо плотоядное, к тому же требующее ветеринарного обслуживания и прочих вложений. Но главное, лайке нужны ваши любовь и внимание, понимание и знания, а с ними придет интуитивное понимание того, в чем ваша собака нуждается сейчас больше всего. И тогда у вас вырастет самая лучшая и любимая собака — настоящая лайка.

 

Охотничьи, пастушьи, ездовые, выставочные

 

Прототип лаек — торфяная собака. От нее произошли современные собаки, называемые шпицеобразными. Это большая группа собак со сходными характеристиками внешности и характера, среди которых есть как очень древние породы (например, чау-чау, акита-ину), так и молодые (ёвразиер). К этим собакам относится карело-финская лайка. Две другие собаки каменного века — собака Иностранцева и собака: Путятина— некоторыми учеными считаются прототипами лаек Сибири, а также ездовых собак, овчарок и других пород. Они отличались более крупными черепами; сильными челюстями, более плоским лбом и менее выраженным ходом от лба к морде — в общем, строением черепа сильно напоминали волка.

 

Шпицеобразные — очень пропорционально сложенные собаки квадратного или несколько растянутого формата. У них стоячие уши, ярко выраженный переход от лба к морде, густой и прямой шерстный покров с недлинной остью и коротким плотным подшерстком, хвост средней длины, загнутый на спину. Большинство шпицеобразных имеют средние размеры без утрированных признаков гигантизма, массивности, изящества или карликовости. Они естественны по внешним признакам и оптимальны по размерам, что значительно облегчает их содержание. Они легко щенятся, просты в выращивании, отличаются крепким здоровьем, хорошо приспосабливаются к самым разным условиям содержания и обитания.

 

Благодаря тому, что шпицеобразные относились к пользовательным собакам и несли самую различную службу, на протяжении долгого периода отбор их шел по рабочим качествам. Поэтому они отличаются универсальностью, обладают крепкой нервной системой, смышлены, прекрасно обучаются. Это сочетается с надежностью, контактностью, самостоятельностью и независимостью.

 

По классификации FCI в группу V, к которой относятся лайки, входят шпицы и примитивные виды собак (архаичного первобытного типа).

 

Секция 1: северные ездовые собаки (гренланд-схунд, самоед, аляскинский маламут, сибирский хаски).

 

Секция 2: северные охотничьи собаки (норвежские, финские, шведские лайки и три русские лайки: русско-европейская, западносибирская и восточносибирская).

 

Секция 3. северные сторожевые и пастушьи собаки (исландский дог, норвежский бухунд, шведский лаппхунд, вестготский шпиц, финский лаппхунд, лапинпорокойра).

 

Секция 4. европейские шпицы (немецкие, итальитальянские).

 

Ceкция 5.: азиатские шпицы (чау-чау, евразиер, акита, хоккайдо, пай, кишу, японский шпиц, шикоки, шиба).

 

Секция 6.: примитивные типы собак (ханаанская собака, басенджи и др.).

 

Существует несколько типов классификации шпицеобразных собак. Остановимся на принципе использования той или иной породы. В этом случае шпицеобразных собак можно разделить на охотничьих, пастушьих, ездовых, сторожевых и компаньонов.

 

Ограничимся теми представителях каждой группы, которые популярны в Россия, широко известны в мире или имеют тенденцию стать популярными.

 

Широко известными в последние годы становятся ездовые собаки. Самой популярной во всем мире из ездовых собак с середины XX в. стала порода сибиркий хаски. Исторически это российская порода, но выведена и зарегистрирована она в США. Когда в конце XIX в. в Америке началась золотая лихорадка, Аляска стала центром притяжения множества людей, желающих обогатиться. Лучшим транспортным средством в условиях страшного холода были собаки. Вскоре на Аляске стали популярными гонки на собачьих упряжках. Самыми выносливыми и быстроногими оказались собаки, вывезенные из Сибири. Вплоть до 1930 г. из районов Сибири вывозились крупные партии ездовых собак.

 

В результате селекционной работы, проведенной американскими заводчиками, сформировался сибирский хаски. В настоящее время хаски входит в двадцатку наиболее популярных пород США и Канады. Пика популярности в Европе порода достигла в 80-е гг. XX в., в особенности во Франции. Естественно, в большинстве случаев хаски использовался не как ездовая собака, а в роли компаньона и шоу-собаки, что не могло не сказаться отрицательно на его рабочих качествах.

 

Есть мнение, что сибирский хаски станет популярным и в нашей стране, но, по-видимому, больше как рабочая собака. Дело в том, что в последние годы все более популярными становятся гонки на собачьих упряжках и скиджоринг — транспортировка собакой лыжника. И хотя по скоростным качествам хаски уступают немецкой овчарке и доберману, нередко применяемым на трассе, они превосходят их в выносливости. А мирный характер хаски не доставляет каюрам таких сложностей, как агрессивность Служебных собак.

 

Предпринимаются попытки увеличить скоростные качества хаски путем прилития ему крови легавых и других высокоскоростных пород собак. Называется эта помесь аляскинский хаски, пока она не признана ни одной кинологической организацией.

 

К сожалению, наших российских ездовых собак постигла печальная участь. Восточносибирская ездовая собака — узаконенная ездовая собака русского Севера — в 20—30 гг. XX в. была расстреляна по приказу государства. Как разительно отличается отношение к собакам у нас и в странах Европы и Америки! И каким губительным бывает вмешательство государствами такой деликатный вопрос, как собаководство.

 

Культовая собака коряков — камчатская ездовая — до недавнего времени также считалась утерянной для отечественной кинологии. Правительственный запрет 70-х гг. на кормление собак рыбой привел к гибели генофонда ездовых собак всех северных народов.

 

Охотничьих шпицеобразных собак, кроме русских лаек, представляют финские собаки, самая известная из которых карельская медвежья собака, генетически близкая нашей русско-европейской лайке, похожая и внешне, но несколько крупнее. Среди карельских медвежьих собак встречаются бесхвостые и куцехвостые особи, чего нет в породе русско-европейских лаек. В Финляндии медвежью лайку используют для охоты на лося и медведя, а в странах Западной Европы — на лесного зверя и боровую дичь. Популярна в Европе, в особенности в Великобритании и Финляндии, финская птичья лайка, или финский шпиц, — близкий родственник нашей карело-финской лайки. Это красивая небольшая собака огненно-красного или золотисто-рыжего цвета, страстный охотник на боровую птицу, в частности глухаря. К охотничьим породам также относятся элкхаунд, лундехунд, самоед.

 

Используются шпицеобразные и как пастушьи собаки. Яркий Пример этому — ненецкая оленегонная лайка. Это отечественная порода — единственная настоящая пастушеская собака в России (задача кавказских, среднеазиатских и южнорусских овчарок — охрана стада, а не пастьба). Основные районы формирования этой породы — главные регионы тундрового оленеводства ненцев — европейский Север и полуостров Ямал в Западной Сибири. Ненецкая оленегонная лайка обладает исключительными рабочими качествами. Она подгоняет к стаду отбившихся животных, не дает стаду разбредаться на отдельные группы, помогает разыскивать пропавших оленей. Лайка по указанию хозяина подгоняет к нему определенные группы оленей, заворачивает стадо вправо или влево, справляется с заупрямившимися животными, предупреждает пастуха лаем о приближении волков. Считается, что один пастух с хорошей собакой значительно легче и успешнее управляет стадом, чем два пастуха без собаки.

 

Большинство шпицеобразных — отличные сторожа. Они лаем всегда предупредят хозяина о приближении незнакомца. Интересна манера ведения боя этих собак с человеком, Они не бросаются в лобовую атаку, что делает большинство служебных собак, ставя себя под удар. Шпицеобразные, как собаки не слишком крупные, предпочитают вести нападение сзади — укусить, отскочить, не получив ответного удара, облаять и снова укусить сзади, вынуждая остановиться даже самого сильного и решительного человека. В качестве иллюстрации позволю себе привести выдержку из книги В. Крутовой «Шпицы»

 

«Одна из моих собак (сука кеесхонд) после того, как усвоила курс общего послушания, была ознакомлена с приемом нападения сзади. В процессе воспитания собака была отучена реагировать на нештатные ситуации лаем и свои атаки не сопровождала голосом. Помощник, который испытывал на себе молчаливую атаку с тыла моего кеесхонда, рассказывал о совершенно необычных для него впечатлениях от действий небольшой собачки, которая при нападении делала хватки за не защищенные дрессировочным костюмом места, быстро и ловко отыскивая их. Рассказы сопровождались эмоциональными высказываниями».

 

Ну и, конечно, все шпицеобразные отлично выполняют роль компаньона и шоу-собаки. В настоящее время у нас в стране приобретают популярность пушистые кеесхонды и очаровательные малыши — померанские шпицы. В качестве диковинки привозятся в нашу страну сибирские хаски, аляскинские маламуты и самоеды. Несмотря на то, что эти породы у нас довольно малочисленны, уже проводятся их монопородные выставки. Давно и прочно вошли в десятку популярнейших пород чау-чау. Несмотря на сложности содержания последнего, его своеобразный замкнутый характер и склонность к пищевым аллергиям, собака не теряет своей популярности среди поклонников выставочных собак во всем мире. Появился интерес к японским шпицеобразным — акита-ину и шиба-ину. Ринги крупных МОСКОВСКИХ выставок уверенно выигрывают африканские бассенджи.

 

Так что шпицеобразные собаки блестяще справляются с любым делом — перевозками и охотой, пастьбой скота и спортом, могут быть неутомимыми работниками и городскими денди.

 

 

ИСТОРИЯ ЛАЙКИ

 

История лайки удивительна тем, что о ней почти ничего неизвестно. Собака эта была отечественная, «обыкновенная», жила в барских и крестьянских дворах и была настолько привычным существом, что никому и в голову не приходило как-то уделять ей внимание. Это была просто собака. Ее даже никак не называли. Само название «лайка» появилось сравнительно недавно. А до этого была «северная остроухая собака», «остроушка», «дворная» собака.

 

Самое древнее изображение лайки насчитывает почти тысячу лет. Это рисунок на фресках главного храма Киевской Руси.

 

С этого времени никаких сведений о лайках в литературе, посвященной собакам, до начала XIX в. практически нет.

 

Но есть упоминания о предках лайки в рассказах об охоте, в воспоминаниях путешественников. Из этих немногочисленных и достаточно немногословных сведений складывается следующая картина. Предки лаек обладали типичным для этой породы обликом — стоячие уши, густая шерсть, средний рост. Они были самостоятельны, неприхотливы, приспособлены к любой службе, особенно к охоте. Жили на крестьянских и барских дворах на всей территории современной России и даже шире - Киева до Кавказа и далее — на восток и север. Это была вполне устоявшаяся порода собак, с использованием крови которых были выведено большинство отечественных охотничьих пород — борзых, гончих. Самые сильные и крепкие из «дворных» собак использовались на «забаве молодеческой» — во время травли медведя. Забавлялось таким манером дворянское сословие. Кстати, даже после изобретения огнестрельного оружия считалось недостойной идти на медведя, кабана или лося с ружьем. Высокородные охотники шли со специальной рогатиной и кинжалом. Медведя надо было подпереть рогатиной и поразить кинжалом. В этих схватках помогали отчаянные пращуры современных зверовых лаек — они останавливали медведя хватками за гачи, отвлекали его, давая возможность охотнику нанести удар. Нередко именно они давали возможность выгадать спасительные секунды и справиться с разъяренным зверем.

 

Предки лаек как собаки «дворные» содержались вольно, за чистотой породы никто не следил, и это не могло не сказаться. Смешиваясь с собаками других пород, которых привозили из разных мест, они теряли характерный облик и ценные качества характера, превращаясь в дворняжек. Граница популяции «чистых» предков лайки отодвигалась на Север, где меньше была возможность метизации этих собак.

 

На Севере же и происходил очень строгий естественный и искусственный отбор, которому мы и обязаны возникновением охотничьей лайки — уникальной по своему характеру и охотничьим качествам собаки. Позволю себе привести отрывок из статьи украинского кинолога Л. Нарыжной «Дикая лайка».

 

«Северные остроухие собаки», как их назвали в XIX в., вместе с человеком осваивали безжизненные и коварные северные просторы Евразии и Северной Америки, С тех далеких исторических времен по сегодняшний день они были единственным средством жизнеобеспечения, исподняя роли охотника-добытчика, охранника, пастуха, транспортного средства, иногда — пищи и теплой одежды. Можно смело утверждать, что существованием своим эвенки, чукчи, алеуты, маламугы, эскимосы и другие северные народности обязаны лайкам. И в таежные дебри отважные охотники Севера внедрялись и расселялись только с помощью лаек, которые постепенно избавлялись от своих ездовых и пастушьих функций, превращаясь в универсальных охотников. Искусственный отбор собак по требуемым качествам во все времена сопровождался смертным приговором: если пастушья лайка проявляла агрессивность к оленю — ее убивали; если ездовая лайка халтурила в упряжке или грызла постромки — ее убивали; если охотничья лайка работала «на себя» и уносила или съедала дичь — ее тем более убивали; безусловно убивали любую лайку, проявившую трусость или глупость. Одновременно путем естественного отбора уничтожались все собаки, слабые физически, неповоротливые, безудержно злобные и опять же глупые. Постоянно шло примешивание волчьей крови, что принесло лайкам совершенно не собачьи хитрость, ум, упорство и коварство В достижении своей цели, умение избежать опасности и уникальную, ни с чем не сравнимую ориентировочную -—в широком смысле слова — реакцию. Сформировавшаяся между молотом и наковальней в тяжелейших, опаснейших природных условиях и с учетом конкретных, но очень жестких требований человека лайка превратилась в собаку с высоким интеллектом, позволяющим ей не только «читать» мысли человека, но и просчитывать поведение хозяина на несколько ходов вперед, а просчитав — пытаться воздействовать на него. Так нужно ли удивляться ловкости, мастерству и неуязвимости, которые она проявляет во время охоты?»

 

А охотница из лайки сформировалась действительно уникальная. Большая часть «мягкого золота», или, как ее называли раньше; «мягкой рухляди» — знаменитые русские соболя, горностаи, хори, белки, олени, — добывались с помощью «мужицкой» собаки — «остроушки». А эту «рухлядь» так любили носить сами и дарить главам иностранных

государств русские цари.

 

Правда, по мере освоения Севера, когда пришлые люди приводили с собой собак, остроушки смешивались с ними и теряли свои уникальные рабочие качества. Борясь за чистоту породы, лишенные сентиментальности охотники Севера хладнокровно отстреливали всех пришлых собак.

 

Только в XIX в. остроушками заинтересовались. В. Левшин в 1820 г. во «Всеобщем и полном домоводстве» успел описать северную собаку, ошибочно отнеся ее к гончим. По описанию отчетливо видно, что это несомненная лайка: «Род собак дворных, очень рослых и сильных, густую и длинную шерсть имеющих, уши острые и головы большие». Это подтверждается его же описанием охотничьих качеств собаки; «Оные единственно только в гоньбе по лосям (иногда по медведям) употребляются».

 

Более точное описание манеры лайки охотиться мы находим у Патфайндера, который в «Егерских записках» (1853 г.) пишет: «Для белок и куниц употребляют собак дворных, кои, от частого употребления на этой охоте, выходят очень хороши. За белками охотятся с собакой, которая, найдя белку, начинает по ней подлаивать, а белка, сидя на суку, до тех пор будет смотреть на собаку, пока не будет застрелена».

 

Первым, кто обратил серьезное внимание на окоту с лайкой, был А. А. Черкасов («Записки охотника Восточной Сибири», 1867). Лайку он называет «промышленной» собакой «сибирской породы». У автора нет определенного ответа на вопрос, составляет ли эта собака породу или нет. В книге высказываются противоречивые суждения: «Охотничьи сибирские собаки не составляют отдельной породы между обыкновенными дворовыми собаками: по виду и происхождению они совершенно одинаковы». И вскоре: «Собаки эти составляют совершенно отдельную породу». Черкасов первым оценил значение лайки для охотничьего промысла Восточной Сибири: «Хозяин, имеющий таких «промышленных собак», известен в околодке так же, как и хозяин, хорошей винтовки, и некоторые промышленники, надеясь на известность породы, часто покупают у хозяев будущих щенков, когда еще сука носит их в утробе.

 

Известный знаток собак, создавший непревзойденный труд до истории охотничьих пород «Собаки охотничьи...», редактор журнала «Природа и охота» Л.П.Сабанеев в книге «Породы охотничьих собак», изданной в 1892 г., кратко сообщил о существовании ряда местных пород лаек без их подробного описания.

 

Заинтересовались лайками охотники-кинологи А.А. Ширинский-Шихматов, М. Дмитриева-Сулима, Г, Поплавский. Они охотились с этими собаками, публиковали статьи, пропагандирующие породу, пытались изучать и классифицировав лаек, держали небольшие питомники. Так, А.А. Ширинский-Шихматов выделил следующие породы лаек по этнографическому принципу: зырянская, олонецкая, вотятская, карельская, черемисская, башкирская, кеврольская, печорскам, ТОМСКАЯ, пермяцкая, галицкая, остяцкая, мансийская, тунгусская, ламутская, бурятская, сойотская, юракская, самоедская, ездовые лайки. Дальнейшие исследования лаек показали, что речь шла не об отдельных породах, а скорее об определенных отродьях лайкообразных собак, к тому же большинство из них были достаточно разнотипными, и тот или иной тип существовал непродолжительное время.

 

Попытки таких исследований и работы с «северными остроушками» не могли не оказать на породу значительного влияния — слишком немногочисленными были поклонники этих собак пытавшихся наладить их заводское разведение. К тому же промышленное освоение Севера поставило лаек на грань исчезновения, размывания в метизированном пголовье собак. По свидетельству М. Дмитриевой-Сулимы к концу XIX столетия во многих районах европейской части России и некоторых районах Сибири, лайки перемешивались с другими породами и исчезали как устоявшийся тип.

 

Только с 20-х гг. XX в. началась попытка заводского разведения лаек. В 1925 г. были утверждены первые «Стандарты промыслово-охотничьих собак»: зырянской, карельской, вогульской, остяцкой и вотской (вотяцкой) лаек.

 

На Первой всесоюзной выставке охотничьих собак 1928 г. лайки были представлены очень широко, что доказывало их популярность у охотников.

 

Интерес к лайкам, их изучение и заводское разведение потребовали создания более совершенных стандартов. В 1939 г. были приняты пять временных стандартов лаек: финно-карельской, карельской, коми (зырянской), хантейской (остяцкой) и мансийской (вогульской).

 

Но Великая Отечественная война прервала эту работу, поголовье собак значительно сократилось, время войны лаек широко использовали для транспортирования грузов, как подрывников и минорозыскных собак. Поразительно, но уже во времена войны, в 1943—1944 гг. было принято решение создать питомники охотничьих собак. Было создано - 165 питомников, в 17 из них содержались только охотничьи лайки.

 

Столь мощно организованное заводское разведение потребовало пересмотра существующих стандартов и и создания новой породной классификации. Она была предложена в 1947 г. научным сотрудником ВНИИО Э.И. Шерешевским. Новую классификацию приняло Всероссийское кинологическое совещание 1947 г.

 

В 1949 г. были приняты четыре временных стандарта: карело-финской лайки (тогда она носила название русско-финской), русско-европейской, западносибирской и восточносибирской.

 

В 1952 г. кинологический совет Главо РСФСР утвердил постоянные стандарты первых трех пород.

Изменено пользователем Андрей 81

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Будь то журнал ДРУГ, будь то О и Р, была бы статья хорошая, а редакторы денег дадут.

Ну, видимо, эта статья недостаточно хорошая. Потому что, насколько мне известно, она публиковалась только в Вестнике PADS. Без гонорара.

Сам писал статейки научные в своё время и получал денежку

Было бы очень интересно ознакомиться с Вашими научными трудами.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

А вот тут не получится ибо больше половины моих статей секретные и к кинологии никакого отношения не имеют...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
А вот тут не получится ибо больше половины моих статей секретные...

Ого! Секретные статьи, да еще и за деньги...

"Я давно антиресуюсь,

Ты не засланная к нам?" (с) :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Татьяна, ну что вы всегда переворачиваете всё? Попахивает американским юмором. За секретные статьи никто мне деньги не платил, а вот за это http://www.archimedes.ru/catalog03_15.php платили (см. номер 19 и 20 в этом списке), я писал статью к этим экспонатам

Изменено пользователем Андрей 81

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете написать сейчас и зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь, чтобы опубликовать от имени своего аккаунта.
Примечание: Ваш пост будет проверен модератором, прежде чем станет видимым.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.


Усиление сотовой связи, 3G/4G интернета. Антенны служебной и любительской связи. Дальний теле-радио приём.  Национальный Клуб породы ЗСЛ Сайт gpskarta.com Конно-спортивный клуб Баллада. Морозильные лари Яндекс.Метрика
×
×
  • Создать...